А судьи кто? Нестыковки в деле «Коксохиммонтаж-Тагил» против «Уральской стали»

Продолжение истории о том, как структура Алишера Усманова загубила прославленное уральское предприятие, отрицая фактическую смету строительства коксового завода в Оренбургской области.   

Напомним предысторию конфликта. Летом 2010 года компания «Уральская сталь» (г. Новотроицк, Оренбургская обл.), входящая в «Металлоинвест», обратилась к руководству нижнетагильского ОАО «Коксохиммонтаж» с предложением построить новую коксовую батарею и соответствующее химическое производство «под ключ». «Под ключ» означало, что генподрядчик обязуется взять на себя все: разработку  проектно-сметной документации, заключение договоров с заводами-изготовителями оборудования, субподрядными организациями, проведение пуско-наладочных работ и прочее. В конце готовый объект строители должны были сдать заказчику – «Уральской стали», а точнее «Металлоинвесту», поскольку все строительство руководилось и контролировалось из Москвы.

Для тагильчан этот заказ не был чем-то необычным, поскольку аналогичные коксовые батареи и химические производства они уже возводили в Магнитогорске, Челябинске, Нижнем Тагиле и даже в Чехии. У строителей были давние и прочные связи с профильными научно-исследовательскими институтами, проектными организациями, заводами, субподрядчиками. Поэтому они с легкой душой взялись выполнить заказ «Уральской стали».

Заключили рамочный договор, по которому стоимость возведения объекта определялась в 3,9 млрд рублей. Тагильские строители, даже не дожидаясь получения всех разрешительных документов, приступили к возведению объекта в Новотроицке. Причем, за своей счет: Альфа-банк открыл «Коксохиммонтажу», как постоянному и надежному клиенту, кредитную линию на 800 миллионов рулей. На эти деньги было заказано  оборудование на заводах-поставщиках. Сами же тагильчане занялись общестроительными работами, которые осложнялись тем, что строительство проводилось в рамках реконструкции предприятия, а это значило, что надо было прежде демонтировать старые постройки, расчистить площадку под новые объекты. Темпы возведения объекта были очень высокими, и к весне 2012 строительство коксовой батареи было выполнено уже примерно на 90 %. Широко развернулось и строительство химического производства.

Заказчик оплачивал выполненные строительные работы поэтапно, и поначалу с этим проблем не было – исполнено три платежа. Но тут выяснилось, что 3,9 млрд рублей для завершения строительства объекта явно недостаточно, надо как минимум 5,4 млрд. И это не прихоть строителей, а реальная необходимость, обоснованная компетентными экспертами. Удорожание произошло по многим причинам, в числе которых общеэкономическая ситуация в стране, рост цен на некоторые виды оборудования и материалов и т.д. Когда в марте 2012 года генподрядчик заявил, что произошло удорожание строительства, заказчик, изучив заключения экспертов, с этим согласился. Но прошло два месяца, и в июне заказчик неожиданно резко изменил свою позицию, заявив, что удорожание для них неприемлемо.

Для промышленного строительства такая ситуация не нова и предусмотрена специальными законами. В соответствии с ними, если произошло удорожание строительства более чем на 30 процентов, заказчик и генподрядчик обязаны сесть за круглый стол, обсудить сложившееся положение и найти решения, приемлемые для обеих сторон. С таким предложением «Коксохиммонтаж» и обратился к «Металлоинвесту», генеральным директором которого тогда был Эдуард Потапов. Однако понимания строители у заказчика не нашли. Мало того, заказчик сразу пошел на крайние меры – уже в июле того же 2012 года отдал приказ охране «Уральской стали» … не пускать тагильских монтажников на строящийся объект. А у них на этой площадке остались материалы, оборудование, техника, инструменты почти на 50 миллионов рублей. И все это им до сих пор не возвращено. Мало того, по имеющимся сведениям, это имущество разворовывается работниками «Уральской стали».

Получив такой сокрушительный удар «под дых», руководство «Коксохиммонтажа» обратилось за помощью непосредственно к владельцу металлургической империи Алишеру Усманову. И тогда показалось, что это обращение возымело определенное действие. Во всяком случае, на посту генерального директора «Металлоинвеста»  Потапова сменил Андрей Варичев, который распорядился создать совместную комиссию для изучения ситуации. Такая комиссия, в которую вошли ведущие специалисты как со стороны «Коксохиммонтажа», так и со стороны «Металлоинвеста» и «Уральской стали» – общим числом более 40 человек – была создана. Она работала несколько месяцев, изучила поэтапно все строительство, всю документацию, все акты о выполнении работ. В результате появился сводный документ – фолиант в несколько сот страниц, его подписали все участники комиссии. И этот документ убедительно показывал, что строители ничего противозаконного не совершали и не предлагали.

Тем не менее, заказчик, задолжавший «Коксохиммонтажу» порядка 650 миллионов рублей, своего отношения к тагильским строителям не изменил. На стройку их больше не пускали, а добиваться справедливости предложили в судах. Но в московских арбитражных судах, которые «глубоко уважают» олигархов, тагильские строители добиться ничего не смогли. Не помогли и обращения в администрацию президента России, в представительство президента в УрФО, к губернаторам Свердловской и Оренбургской областей, в прокуратуру, к тому же Алишеру Усманову. Между тем, надо было выплачивать банковские кредиты, взятые под эту стройку, рассчитываться с поставщиками оборудования, с привлеченными субподрядными организациями… Результат – банкротство, фактическое уничтожение строительной организации, внесшей за многие десятилетия огромный вклад в развитие отечественной черной металлургии.

 Можно долго рассказывать о нюансах судебных процессов, которые инициировал против «Уральской стали» трудовой коллектив ОАО «Коксохиммонтаж-Тагил» под руководством генерального директора Сергея Игошева, чтобы добиться справедливости. Увы, юристы в олигархических структурах, пользуясь несовершенством нашего законодательства, часто умеют вывернуть все таким образом, что черное суду кажется белым и наоборот. Так случилось и с решениями судов различных инстанций в резонансном деле, которое вкратце можно назвать «Рабочие против олигарха». Ответчики – представители «Уральской стали» уверяют, что все работы оплатили, ссылаясь на заключенный контракт, истец справедливо указывает, что в контракте указана рамочная стоимость работ, которая возросла в соответствии с фактическими затратами.

Между тем, в ряде решений судов есть моменты, которые можно трактовать как косвенное признание обоснованности части требований ОАО «Коксохиммонтаж-Тагил» к «ОАО «Уральская сталь». Возьмем, к примеру, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда г. Москва по делу №А40-164626/2015 от 15.06.2017.

Цитата первая: «…Таким образом, на момент заключения Договора наименование, объем и стоимость конкретных подлежащих выполнению работ в письменной форме согласованы не были».

Цитата вторая: «Подрядчик по накладной… передал заказчику прошедшую государственную экспертизу проектную документацию, включая Смету на строительство…»

Цитата третья: «Таким образом, заказчик утвердил разработанную подрядчиком проектную документацию…, включающий сметный расчет строительства на 5 648 083 000, 52 руб. Тем самым последующее поведение сторон по исполнению Договора подтверждает, что в действительности сторонами была согласована не твердая, а «определяемая» стоимость работ…».

Цитата четвертая: « Факт подписания заказчиком и подрядчиком Сводной ведомости… свидетельствует о том, что заказчик принял работы… и у сторон нет спора о наименовании и объеме работ, фактически выполненных подрядчиком по Договору …».

Выходит, фактические затраты «Коксохиммонтажа» в сумме 5 648 083 000, 52 руб. были  озвучены судом, как и то, что «Уральская сталь» подписала документы, содержащие эти цифры. Почему же в этом случае решение суда не в пользу ОАО «Коксохиммонтаж-Тагил»?  В своем решении суд отвечает на этот вопрос тезисом, что, цитата «Без проведения экспертизы вопрос о стоимости выполненных подрядчиком работ не может быть выяснен, т.к. требует специальных познаний в области оценочной деятельности».

Выходит, что дело лишь в экспертизе и коллектив «Коксохиммонтажа» может надеяться на последующее справедливое решение?

Мы следим за развитием событий.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*