Александр Давыдов. ШКОЛА. Вопрос

Нет смысла решать частные задачи, не решив более общие. Меня угнетает, что обсуждают темы, типа «ЕГЭ-не ЕГЭ», «бакалавр-специалист», а не ставят корневые Вопросы.

Задам свои Вопросы… Начнем со школы. А еще есть вопросы по вузам, науке, здравоохранению, градостроительству…

1. Перегрузка и низкое качество

Начнем с математики. В интернете есть статистика (источника не нашел), что математику по учебникам Киселева в школах 40-х годов усваивало 80% учеников. Современную математику усваивают в среднем 20% школьников, а конкретно геометрию – 1%. При этом объем учебников вырос в несколько раз (больше чем в 4). Объем всей школьной программы так же кардинально вырос.

Можно ли было ожидать другого результата при таком росте объема программы, если сама технология обучения не менялась? Классно-урочная система и размер класса, число уроков –  все прежнее. Одна и та же педагогическая технология НЕ способна выдержать многократный рост объема. Такой рост кратно снизит качество образования, что мы и наблюдаем. Еще раз повторю – Программа школы кардинально перегружена и поэтому подавляющая часть школьников ее не усваивает.

2. Комплекс неполноценности

Какие последствия для школьников, кроме незнания? Школьники ощущают себя дебилами. И любой ощутит, когда ему каждый день показывают, что он не усваивает ОБЫЧНЫЙ курс для обычных школьников. Мне представляется, что при таком убеждении большинство школьников в душе уверены, что они – умственно неполноценные. Школа массово прививает комплекс неполноценности своим выпускникам.

3. Потеря интереса к деятельности

К чему приводит комплекс неполноценности? Возможно, исчезает интерес к деятельности, особенно требующей напряжения ума. У детей есть возраст от 10 до 14 лет, в котором «разгорается» интерес к конкретным видам деятельности. Если интерес не пробудить, то потом будет поздно. Ребенок в этом возрасте пробует себя, идет в разные кружки и секции. Это важнейший период для обретения интереса к будущей профессии.

Если ребенка в школе математика убедила в неполноценности, то ребенок будет бояться пробовать технические кружки, бояться, что окажется плох среди детей. Регулярно слышал от родителей «мой ничего не хочет». И потому – не пробует, а потому — интерес не пробуждается.  Так растет число «потерянных» для творчества детей. Учитель информатики школы-лицея Екатеринбурга говорила мне, что в 8-м классе детям ничто стало не интересно, хотя 10-15 лет назад было не так.

У детей массово исчезает интерес к научно-техническим профессиям, которые без интереса и не освоить. Отсюда же и массовый выбор профессии «менеджера», «юриста», «экономиста». Их выбирают «непробудившиеся» школьники. Те, кто не развили до 15 лет интерес к сложной востребованной профессии, теперь вынуждены искать доступное и ненужное образование.

4. Виртуальность, как отдушина от реальности

Если что-то не получается, то человек ищет отдушину, – где у него получится, где он молодец. Раньше в 70-е было как? — школьник с низкой самооценкой (двоечник-троечник) оказывался в дворовой компании. Старшие товарищи, уже «откинувшиеся» с зоны, уважительно с ним разговаривали, повышали его самооценку, и глядишь, через некоторое время школьник «подламывал» киоск, попадался и шел на зону по дороге, проторенной старшими.

Появление виртуальной реальности дает гораздо больше способов для отдушины. С начала 90-х таким способом стали фильмы и сериалы, уводящие от реальности. В фильме красивая любовь, приключения, война. Мы им сопереживали, как будто сами все делали. Герои фильма проживали красивые и мощные эмоции, несравнимые с нашими.  Посмотрел фильм, и как будто прожил жизнь «полной грудью», приобрел впечатления и душевный опыт, теперь можно – по пивку, и – спать. Зачем напрягаться и самому любить, самому рисковать, все равно не получится так, как в фильме.

Позже открылся мир компьютерных игр, где ты уже не пассивно смотришь, а интенсивно и напряженно играешь с компьютером или с себе подобными в сети. Там можно играть сутками, не то что фильмы смотреть. А затем открылся мир социальных сетей. Социальная сеть — гораздо круче, здесь можно дурить других. Социальная сеть — вечный сериал, в котором ты сам участвуешь, и где ты всегда на сцене лепишь свой образ. Ну или помогаешь другим лепить их образ.

5. Перегрузка и возможности манипуляции

Школьник в режиме стресса от постоянной информационной перегрузки похож на сервер под DOS атакой. От обилия поступлений не поспевает критическое осмысление приходящей информации. На фоне перегрузки человеку можно незаметно подкинуть любую идею, он не поймет, чем его зацепили и когда. Так работает реклама.

Справедливости ради, надо сказать, что информационный перегруз создается не только школьной программой. Современные медиа бомбардируют огромным истеричным потоком новостей. Инфоперегрузка, тревожность и истерика полезны для рейтинга и значит – для рекламы, которая регулярно и методично вбивает идею покупайки.

Но у обычного человека есть выбор – не смотреть телевизор, не читать новости, сохранить критичность. А вот школьнику не уйти от школы, он всегда – под DOS атакой знаний, всегда в тревоге и потому уязвим. Его уязвимость усиливается низкой самооценкой, и уходом в соцсети. Там манипуляции с ним могут идти сразу в две стороны – как на повышение самооценки, так и наоборот, на понижение. Можно в соцсети, например, довести школьника с низкой самооценкой до самоубийства, или до убийств других с самоубийством, технологии отработаны.

Групповая психология одинакова, что в современной соцсети, что во дворе 70-х. И управление группой отработано. Есть паханы (лидеры мнений), которые могут похвалить (лайкнуть, репостнуть) школьника, поднять его рейтинг и самооценку. Школьник добровольно, из куража перед группой, подломит киоск участвует в беспорядках. Того и другого упекут на зону. Разница – в скорости и цене организации процессов. Оцифровка отношений, современные технологии позволяют кардинально ускорить и удешевить процессы манипуляции.

Еще раз, школьники перегружены, они в состоянии тревоги, угнетения и низкой самооценки. Школа создает психологический фон для ухода от реальности, погружения в соцсети и игры, для манипуляции школьниками через инструменты и каналы соцсетей.

6. БезОбразное мышление, безкнижие

Человека отличает от остального мира отнюдь не рациональная логика – в ней компьютер сильнее.  Отличает образное, символическое мышление, способность представить что-то через образ, символ. Человека — через портрет и описание, Христа — через икону и Библию, самолет — через рисунок и чертеж. Человек через образы познает мир, может строить системы образов. Он занимался этим всегда, и сам создан, как образ Божий. Поэтому любое творчество у человека – образно, и научно—техническое и выразительное. Чтобы выпускник школы мог изобретать, быть профессионально успешным, он должен развить способность символьного мышления, научиться усваивать большие объемы образов.

Еще раз – способность образного (символьного) мышления надо развивать, сама она не образуется. Исторически развивателями образного мышления были: сначала – религиозные книги, иконы, пение, потом – светская литература, поэзия, живопись, музыка.

Библия — вне конкуренции, имеет мудрую и сложную систему образов, которую постигают всю жизнь. Религиозные евреи, тысячи лет тренируя мышление и способности на Ветхом Завете (Торе), получают преимущество в строительстве образных систем. Их секрет в изучении Торы, а не в особых талантах. У нас нет Библии в школьном образовании. Но есть великая художественная литература, что тоже не мало.

Современный человек теряет образные способности. Китайцы более защищены своей иероглифической системой, которая большая образная система, они меньше теряют способности. Американское общество наоборот, своим рационализмом начисто глушит эту способность. Возможно поэтому Америка живет исключительно покупными умами.

И у нас провал. Школьники (и родители) массово перестали читать книги. Как результат, они малоспособны к образному и объемному мышлению. Психиатр Андрей Курпатов, говорит, что психиатры в научных журналах обсуждают массовый цифровой псевдо-дебилизм молодежи. Он проявляется в калейдоскопичности (разорванности, кусочности, нестабильности) мышления, в том числе — в неспособности усваивать длинные тексты.

Длинный текст нельзя усвоить без построения системы образов. Текст и пишется, как система связанных образов. Школьники сегодня не могут усвоить не только «Анну Каренину» Толстого, но и «Шерлока Холмса» Конан Дойля.

Для молодежи, воспитанной на коротких постах соцсетей, длинный текст остается набором процессов-действий-героев, то есть — сюжетом. Текст не становится системой образов, люди не оживают. Потому и книга их не трогает, не дает душе опыта.

На одной проектной сессии ИТ я принимал у школьника проект, который заключался в том, что программа выдавала те абзацы книги, которые упоминает учитель, и которые надо ученику быстро найти при опросе. Я спросил, зачем ему программа, не проще ли прочитать книгу? Школьник честно и печально объяснил, что он НИКОГДА не сможет прочитать книгу Толстого, просто без шансов. А также признался, что он вообще не помнит, что он изучал ранее, чем 2 недели назад.

Это был не единственный проект с попыткой придумать костыли для неспособности образного мышления. Тогда я уяснил себе трагичность положения школы.

7. Причины роста объема программ

Некоторые утверждают, что виновны нынешние владельцам основных активов страны, которые все понимают и которым псевдо-дебилизм населения помогает сохранять активы. Мне представляется, что наоборот, они получат больше проблем с атомизированной закомплексованной молодежью, управление которой легко перехватывается.

У меня иная версия. Мне представляется, что перегрузка школьных программ — инерционный процесс, запущенный в СССР, вспомните новые учебники математики Колмогорова в начале 70-х.

Из-за чего пошла реформа учебных программ? В конце 60х годов, после периода Хрущева, сама коммунистическая теория и мировоззрение были в глубоком кризисе. Предмет «Научный коммунизм» стал общим посмешищем. Марксизм-ленинизм по смыслу перестал быть платформой мировоззрения, остался только формулой присяги на лояльность власти.   Основанием государства стал не коммунизм, а Победа в войне.

Исчезла общая смысловая платформа и в школьном образовании. Стало непонятно, какие предметы и в каком объеме нужны, не стало их общих целей и ограничений. Некому было формировать облик школы, подобно Сталину.

Образование, в отсутствие общих целей, рассыпается на несвязанные конкурирующие дисциплины. Беспризорные «владельцы» школьных дисциплин пытаются в качестве основы привнести «научность» из научной среды. «Научность» объективней, долговечней и не подведет при очередной смене правителя.

Создатели учебников ввели в предметы строгость из вузовских курсов, в ущерб здравому и педагогическому смыслу. Пришлось резко нарастить объем, иначе строгость не обеспечивалась. Курсы сильно увеличились и сильно испортились. По пословице – «Искали не там где потеряли, а там где светлее – под фонарем». Искать мировоззрение было некому, а «научность» найти – легко, но и вред от нее оказался колоссальным.

8. Кто и как исправит положение

Проблемы перегрузки программы, калейдоскопичности знаний не возникает в классических православных школьных программах. Мне, как человеку и православному и ИТ-шнику, видно, что введение православной мировоззренческой основы позволяет резко сократить объем предметов школьной программы, и перевести школьников в устойчивое нормальное состояние. Технически это выглядит, как возврат к классическому русскому образованию.

К сожалению, не нашел ответа на вопрос, кто исправит положение. Вопрос – в ведении государства, но в системе госвласти нет субъекта, который бы имел интерес выстраивать государство на 20 лет вперед, на время жизни хотя бы одного поколения. Пока «спасение утопающих – дело рук самих утопающих».

Александр Давыдов, председатель совета директоров  NAUMEN