БИТВЫ СУДОВ

В 2013–2014 годах в России прошла важная реформа – было инициировано и успешно завершено объединение Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда России. Как тогда говорилось, наличие двух судебных систем просто избыточно. Тем более что обе они применяли в своей работе одни и те же законы: Гражданский кодекс, Кодекс об административных правонарушениях, Налоговый кодекс. Разница состояла лишь в том, что суды общей юрисдикции использовали их для решения споров с физическими лицами, арбитражные – для разрешения дел компаний и индивидуальных предпринимателей. При этом позиции высших судов по целому ряду вопросов не совпадали. Устранить разночтения законов должно было объединение судов.

Однако нельзя сказать, что с объединением судов разночтения исчезли. Был наработан огромный массив судебной практики арбитражных судов, на которую судьи при разрешении споров опираются и сегодня. Другое дело, что теперь экономические споры стали рассматриваться в системе объединенного суда, однако по-прежнему возникают сложности.

КАК СТАТЬ ДОЛЖНИКАМИ, НЕ ПОДОЗРЕВАЯ ОБ ЭТОМ?

Российская компания ООО «Арт Азтек Лимитед» оказалась жертвой конфликта турецкого банка (и его «дочек») с ее турецкими партнерами. Турецкие бизнесмены привыкли работать с турецкими банками, вне зависимости от того, где они ведут бизнес. Партнеры ООО «Арт Азтек Лимитед» имели крайне доверительные отношения с менеджментом такого банка, в том числе работающего в России через свой дочерний банк, «Кредит Европа Банк», и отношения банка и предпринимателей складывались успешно. Между сторонами за много лет было заключено несколько кредитных договоров, обязательства по возврату кредитов обеспечивались взаимным поручительством и залогом имущества организаций, в том числе ООО «Арт Азтек Лимитед». Взаимные претензии и проблемы отсутствовали вплоть до 2014 года. По странному совпадению, проблемы возникли после введения против России иностранных санкций и начала «чистки» банковского сектора России от ненадежных банков и банков, занимающихся отмыванием и выводом за пределы России денег.

«У нас с менеджментом банков сложились крайне доверительные отношения, – рассказывает один из пострадавших. – Однако, как мы узнали позднее, в 2015 году «Кредит Европа Банк» заявил о нарушении нами обязательств по девяти кредитным договорам и обратился в Арбитражный суд Москвы с несколькими заявлениями о признании ООО «Арт Азтек Лимитед» банкротом (дело № А40–98386/2015) – организации, которая выступала поручителем и залогодателем по якобы не исполненным кредитным договорам. Общая сумма долга, по заявлениям банков, превышала 60 миллионов долларов США. При этом никаких требований к нам в судебном порядке не предъявлялось».

Пострадавшие рассказывают, что партнеры действительно подписали два кредитных договора с российским «Кредит Европа Банк» и взаимные поручительства по ним, делали они это по настоянию менеджмента голландского «Кредит Европа Банк» для рефинансирования одного кредита в Нидерландах. Но свои долги предприниматели полностью погасили в начале 2010-х годов.

Однако в 2017 году их неожиданно привлекли к участию в судебных спорах в России. Банкиры инициировали суды, о которых партнеры ООО «Арт Азтек Лимитед» узнали лишь постфактум. Можно предположить, что их присутствие на процессах было нежелательным, так как дело строилось вокруг загадочных дополнительных соглашений и договоров, которые они никогда не подписывали. Но подписи, похожие на их личные подписи, на документах все же стояли – кто-то изготовил документы. С этого начался тернистый путь хождения «Арт Азтек Лимитед» и ее деловых партнеров по российским судебным мукам.

КАК ВЫИГРЫВАТЬ СУДЫ С ПОДДЕЛЬНЫМИ ДОКУМЕНТАМИ?

Банк (его голландская и российская дочки) в духе блицкрига и без обращения с исками к «заемщикам» подал несколько заявлений о признании ООО «Арт Азтек Лимитед» банкротом в Арбитражный суд города Москвы, к которым приложил копии документов соглашений и договоров, якобы подписанных его партнерами. По документам получалось, что ООО «Арт Азтек Лимитед» имеет многомиллиардный в пересчете на рубли долг перед банком, деньги якобы зачислялись на банковские счета иностранных граждан в России и тут же уходили в голландский банк, где растворялись в его недрах. И в отсутствие самих «заемщиков», без проверки подлинности таких документов (при наличии заявлений ООО «Арт Азтек Лимитед» об их подделке), не изу­чив законность и чистоту операций по выводу из российской банковской системы десятков миллионов долларов США, суды признали – да, компания действительно задолжала подразделениям турецкой финансовой организации более 60 миллионов долларов. Это сумма в десять раз больше кредитов, которые на самом деле брали у банков и которые им уже вернули.

«В 2017 году, когда нас наконец-то привлекли к участию в судебных спорах в России (до этого дела рассматривались без нашего присутствия), мы обнаружили, что «обросли» огромными долгами. За период с 2015 года по настоящее время банки предприняли массированную правовую атаку на нас и ООО «Арт Азтек Лимитед», состоялись десятки или даже сотни судебных заседаний в различных судах города Москвы и Московской области: арбитражных судах и судах общей юрисдикции. Все эти судебные процессы объединяют одни и те же странности: «Кредит Европа Банки» не предъявляют оригиналы документов, относящихся к периоду, когда, по их заявлению, возникла задолженность, суды внезапно закрывают глаза на любые несостыковки в объяснениях банков и в большинстве случаев отказываются назначать экспертизы и истребовать подлинные документы у банков. А по прошествии нескольких лет споров, после проигрыша банков на одной стадии процесса, неожиданно появляются новые доказательства (в копиях, конечно) в пользу банков», – рассказывает один из партнеров ООО «Арт Азтек Лимитед».

После очередного судебного заседания началась процедура банкротства ООО «Арт Азтек Лимитед» с целью забрать ее единственное имущество – здание в центре Москвы. И все могло сойти банкирам с рук, однако документы, на основании которых были заявлены их требования, были оспорены в суде рядом других участников дела о банкротстве ООО «Арт Азтек Лимитед». В связи с существующими тонкостями процессуального законодательства (одна из сторон договоров – гражданин, не являющийся предпринимателем) спор был рассмотрен судом общей юрисдикции – городским судом Солнечногорска, потому что один из «заемщиков», по данным миграционной службы, арендовал коттедж в этом городе Московской области, когда приезжал в Россию.

В отличие от арбитражных судов, где банкиры одержали победу во многом благодаря ошеломляющему по своей глубине доверию арбитражных судей к иностранному по сути своей финансовому учреждению, судья городского суда оказался более внимательным и принципиальным. Ходатайство о фальсификации кредитных договоров и о назначении судебной экспертизы не только подписей заемщиков на договорах, но и давности их изготовления было рассмотрено и удовлетворено судом. Банки отказались предоставить суду и назначенному судом экспертному учреждению оригиналы документов. Несколько месяцев они не представляли документы, в расчете, вероятно, что через арбитражные суды достигнут своей цели, а дело в Солнечногорском суде само собой прекратится после этого.

Гражданский процессуальный кодекс предусматривает крайне разу­мное правило, что если сторона разбирательств срывает назначенную судом экспертизу, то выводы эксперта были бы не в пользу такого недобросовестного участника. Так как банки не предоставили оригиналы документов, судья вынес решение не в их пользу. Суд в своем решении утвердил, что договоры, которыми оперируют банкиры, подделаны. Это решение устояло и в вышестоящих инстанциях – апелляционном суде, кассационном суде и даже – при первичном рассмотрении их жалоб – Верховном суде России. А вот при подаче банкирами жалоб на имя председателя Верховного суда или его заместителя, которые были рассмотрены бывшим заместителем председателя Верховного Суда В.И. Нечаевым, вдруг произошел очередной неожиданный поворот.

СУДЫ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ ПРОТИВ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ

На момент, когда дело дошло до Верховного суда, юристы, представляющие интересы банка, поменялись на серьезную юридическую компанию, которая обладала весомым авторитетом в Верховном суде. И после рассмотрения жалоб банков бывшим заместителем председателя Верховного Суда В. И. Нечаевым произошла ничем необъяснимая «судебная магия». Верховный суд вернул дело обратно в городской суд с указанием все же провести судебную экспертизу по копиям документов, однако разъяснений, как провести экспертизу давности изготовления документа по его копии, Верховный суд не дал.

И при повторном рассмотрении дела Солнечногорским судом подлинные документы турецким банком снова не были представлены, поэтому суд, связанный указанием Верховного суда, все же назначил судебную экспертизу копий документов, имеющихся в деле. Естественно, эксперт не смог установить давность изготовления документов, ведь по копиям это невозможно сделать, но почерковедческая часть экспертного заключения содержала крайне неприятные для банков, спрятавших от суда оригиналы, выводы. Все подписи «заемщиков» на документах, которые «Кредит Европа Банк» представлял в подтверждение своих требований к ООО «Арт Азтек Лимитед», были подделаны, при этом подделали не только договоры и дополнительные соглашения к ним, но и документы на переводы денег из России, и документы, по которым «заемщики» признавали все свои долги перед банками. Суд признает договоры недействительными, уже во второй раз. Это решение оставлено без изменения всеми последующими инстанциями. 17 сентября 2021 года заместитель председателя Верховного Суда России отклонил последнюю жалобу «Кредит Европа Банков» по делу о поддельных кредитных договорах. На сегодня уже нет возможности для банка пересмотреть решение суда и заключение экспертизы о подделке договоров, по которым из России утекли десятки миллионов долларов и растворились в турецком банке.

Казалось бы, в деле поставлена точка: не могут поддельные договоры и вообще все документы по выдаче кредитов использоваться судами или иными госорганами против тех, кто стал жертвой этого процесса.

В рамках судов общей юрисдикции такая точка действительно была поставлена: Московский городской суд отклонил требования «Кредит Европа Банка» к «заемщикам» и их заявления о необходимости в нарушение закона пересмотреть выводы Солнечногорского суда.

Но все происходящее в арбитражных судах стало напоминать театр абсурда. Арбитражный суд города Москвы, точнее, его судья Э.В. Мироненко, сначала вообще отказывалась учитывать решение Солнечногорского суда, заявляя (и это прямым текстом написано в определениях судов, подписанных ею), что вступившее в законную силу решение суда для нее не имеет никакого значения, потому что оно будет обжаловано в Верховный суд России. Для любого юриста этот довод судьи выглядит неубедительно: после вступления в законную силу решения суда оно носит обязательный характер и намерение кого-либо его обжаловать в вышестоящие инстанции никак не влияет на юридическую силу. Судья может приостановить рассмотрение своего дела до завершения процедур обжалования такого решения, но не может просто взять и отмахнуться от него. Это либо непрофессионализм, что сложно представить в отношении судьи ведущего арбитражного суда России, либо судья руководствуется совсем не правовыми соображениями.

Затем, когда стало известно о первых отказах Верховного суда России в признании жалоб «Кредит Европа Банков» обоснованными, судья Э.В. Мироненко делает ход конем: она прямым текстом в своих определениях пишет, что ранее принятые ею определения (без участия «заемщиков» и без проведения экспертизы) о существовании долга по поддельным договорам и о их подписании «заемщиками» имеют приоритет над решением Солнечногорского суда, она не связана никакими выводами по тому делу и выводы экспертизы о подделке документов, на которых основаны ее судебные акты, не имеют никакого значения.

Сама ситуация, когда банки без участия «заемщиков» (кстати, судья Э.В. Мироненко в 2017 году решила, что ее определения, принятые без участия «заемщиков», не могут затрагивать их права) в Арбитражном суде Москвы признают, что последние получили кредиты и подписывали кредитные договоры, потом в процессах с участием «заемщиков» всухую проигрывают, потому что все их документы подделаны, а Арбитражный суд Москвы настаивает на истинности своих решений, должна выйти за рамки процессуального законодательства в область сначала дисциплинарных расследований в отношении такого судьи. Но это не останавливает ни судью Арбитражного суда Москвы, ни тройки судей Девятого арбитражного апелляционного суда под председательством И.М. Клеандрова. Апелляционная инстанция специально создана для исправления ошибок нижестоящих судов, но не в случае, когда это касается «Кредит Европа Банков» в деле о банкротстве ООО «Арт Азтек Лимитед». Апелляционный суд неожиданно установил, что банки представили в дело о банкротстве «Азтека» новые доказательства, которые не исследовались Солнечногорским судом, поэтому судья Э.В. Мироненко абсолютно правильно решила, что решение Солнечногорского суда для нее не более чем бумажка. И.М. Клеандрова и еще троих судей Девятого арбитражного апелляционного суда (три жалобы рассматривались разными составами судей, но под председательством И.М. Клеандрова) не смутило, что солнечногорское дело рассматривалось в общей совокупности четыре года, дело о банкротстве «Азтека» – шесть лет, оспариваемые события происходили вообще с 2007 по 2012 годы, то есть «новым» доказательствам было просто неоткуда появиться. Либо их должны были представить в Солнечногорский суд, либо банки не могут на них ссылаться в других спорах, потому что решение суда носит окончательный характер. Да и нет такого права у арбитражных судов – пересмотреть решение суда общей юрисдикции, вступившее в законную силу, по делу с теми же или расширенным составом участников по новым доказательствам. Арбитражный суд не вправе по новым доказательствам пересмотреть свое собственное решение, вступившее в законную силу, что уж говорить о решении другого суда.

Партнеры ООО «Арт Азтек Лимитед» уже заявили, что судебные акты будут обжаловать и далее. Впереди рассмотрение кассационных жалоб Арбитражным судом Московского округа. Будет ли там действовать странная магия иностранной финансовой структуры? Раньше по ключевым спорам она проявлялась в полную силу. Например, тройка судей под председательством Н.Я. Мысака пришла к выводу, что договор (и это прямо написано в нем), подчиненный голландскому праву, должен рассматриваться по российскому гражданскому кодексу, а регулирование банковских операций в Нидерландах, включая то, какими документами по голландскому законодательству подтверждается выдача кредита, как выглядят банковские выписки по счетам и так далее, вообще не имеет никакого значения и можно руководствоваться инструкциями для российских банков, именно Арбитражный суд Московского округа неоднократно подтверждал выводы судьи Э.В. Мироненко, что и без «заемщиков» можно установить, получали ли они кредиты и подписывали ли они договоры.

В итоге, как говорят пострадавшие, банки добились признания ООО «Арт Азтек Лимитед» банкротом на основании поддельных договоров и суд назначил ему конкурсного управляющего, предложенного, разумеется, банками. Конкурсный управляющий ООО «Арт Азтек Лимитед» сразу развил активную деятельность по оспариванию решения Солнечногорского суда, вероятно, чтобы вывод о подделке банками документов на миллиарды рублей перестал «мешать» ему работать. Кроме того, по всем спорам с участием банков и контролируемых ими лиц конкурсный управляющий либо вообще не является в процесс и позволяет выносить решение против ООО «Арт Азтек Лимитед», либо поддерживает требования банков.

Наконец, после всех манипуляций, 30 декабря 2020 года, банкиры зарегистрировали право собственности на единственное недвижимое имущество ООО «Арт Азтек Лимитед» и, по словам пострадавших, предприняли попытку не просто расторгнуть договоры с его арендаторами, но и, в некотором смысле, занять здание.

Надежды на справедливое и законное разрешение этого конфликта тают, банки и назначенный конкурсный управляющий «Азтека», игнорирующий решение Солнечногорского суда и неоднократно обжаловавший его, пытаются через арбитражные суды завершить схему по завладению активами «Азтека» и имуществом «заемщиков». Так, несмотря на проигрыш «Кредит Европа Банка» в Московском городском суде по иску о взыскании долга с «заемщиков» и решение Солнечногорского суда, конкурсный управляющий требует привлечь «заемщиков» к субсидиарной ответственности по долгам по поддельным договорам в рамках дела о банкротстве «Азтека». Рассматривает этот спор все та же судья Э.В. Мироненко.

Кроме того, «Кредит Европа Банк» в рамках дела о банкротстве открыл против «заемщиков» и ООО «Арт Азтек Лимитед» «второй фронт». Уже не вызывает удивления, что и по нему у банка ошеломляющие успехи, ведь «новые» доказательства от банка в рамках Арбитражного суда Москвы (судья Э.В. Мироненко) сомнению не подвергаются, а вышестоящие инстанции не понимают, как можно не верить банкам.

ВТОРОЙ БАНКОВСКИЙ «ФРОНТ»

История «второго фронта» сама по себе заслуживает отдельного расследования, и не только журналистского. Некий турецкий банк («Япы Ве Креди Банкасы А.Ш.») в феврале 2016 года вместе с «Кредит Европа Банком» попытался через Мещанский районный суд Москвы в обход и подсудности, и дела о банкротстве «Азтека» (уж как-то долго тогда оно рассматривалось, а документы банков проверялись, как требует закон) попытался получить контроль над единственным активом ООО «Арт Азтек Лимитед».

Решение Мещанского суда (по адресу места регистрации «Кредит Европа Банка») было в равной степени стремительным и предсказуемым: к августу 2016 года судья М.В. Морозов (вскоре после рассмотрения этого дела ушел в отставку) наложил обеспечительные меры по иску, которые позволили банку получить корпоративный контроль над «Азтеком» и его участником, исключил из дела всех, кроме банков и контролируемых на тот момент ими «Азтека» и его участника, полностью удовлетворил иск. Но в январе 2017 года, после изучения этого дела, Мосгорсуд пришел к выводу, что судья М.В. Морозов дело фактически не рассмотрел, доказательств по делу не исследовал, круг участников дела определил неправильно, и направил дело в суд первой инстанции с указанием рассмотреть его заново и в ином составе участников.

«Кредит Европа Банк» попытался обжаловать это определение Мосгорсуда в кассации и получил закономерный отказ в признании жалобы обоснованной, а заодно – нелицеприятные выводы суда о вопиющем злоупотреблении банком процессуальными правами и создании ими искусственной подсудности спора для его рассмотрения не Арбитражным судом Москвы, а Мещанским районным судом. Делать было нечего – «Япы Ве Креди Банкасы А.Ш.» в 2017 году подает в Арбитражный суд Москвы заявление о включении требований к ООО «Арт Азтек Лимитед» в реестр требований кредиторов.

Временно его дороги и дороги «Кредит Европа Банка» разошлись: первоначально их заявления рассматривались в один и тот же день, но все те аргументы и возражения, что судья Э.В. Мироненко внезапно стала отказываться слышать в отношении «Кредит Европа Банков», она слышала применительно к «Япы» и даже удовлетворяла ходатайства должника и его временного управляющего. Тем не менее странная слепота в отношении банковских требований к концу 2017 года распространилась и на требования «Япы»: его требования в размере более миллиарда рублей в реестр требований кредиторов включили, а апелляционный суд даже не стал изучать материалы дела, оставив определение суда в силе. Но тройка судей Арбитражного суда Московского округа под председательством судьи М.В. Комоловой (в настоящее время – в отставке) заметила очевидное: к заявлению «Япы» не было приложено ни одного документа, подтверждающего существование долга, только разнообразные расчеты суммы на турецком языке, одного этого было достаточно для направления дела на новое рассмотрение, но нашлись и иные ошибки, каждая из которых обязывала отменить определение суда.

При повторном рассмотрении дела было установлено, что 23.12.2010 между «ЯПЫ КРЕДИ БАНК НИДЕРЛАНДЫ Н.В.» (100% «дочка» «Япы Be Креди Банкасы А.Ш.») и ЗАО «Поло Инвест» заключен рамочный договор кредитной линии. ЗАО «Поло Инвест» было вправе в любое время направить в банк любое количество заявок на выдачу кредита, но общая сумма заявок не должна была превышать 14 700 000 долларов США. Помимо банка и заемщика в договоре участвовали созаемщики: партнеры «Азтека», затем – ООО «Арт Азтек Лимитед», как поручитель и залогодатель. Договор подчинен голландскому праву, исполнение договора якобы производилось на территории Нидерландов, в «ЯПЫ КРЕДИ БАНК НИДЕРЛАНДЫ Н.В.». Права кредитора по договору в 2014 году были переданы полностью «Япы Be Креди Банкасы А.Ш.».

Для получения кредитных средств ЗАО «Поло Инвест» должно было направить заявку на выдачу кредита по форме, утвержденной в качестве приложения к договору. Именно в заявке определялись все существенные условия кредитного договора, до направления и акцепта заявки обязанности по предоставлению кредита или по выплате процентов по нему не возникало. С 2016 года (изначально спор рассматривался Мещанским районным судом Москвы и только в 2017 году перекочевал в дело о банкротстве) «Япы Be Креди Банкасы А.Ш.» утверждало, что всего была одна заявка на выдачу кредита и по ней в разные годы осуществлена выдача всей кредитной суммы тремя разными траншами. При этом в качестве заявки на выдачу кредита в дело представлялось только приложение к договору, утвержденная форма. В дело с 2017 года не было представлено ни одного документа, подтверждающего выдачу кредита. ЗАО «Поло Инвест» отрицало не только получение кредита, но и даже открытие банковского счета в голландском банке. Российская налоговая служба подтвердила, что у нее нет данных об открытии расчетного счета «Поло Инвест» в каком-либо иностранном банке.

С учетом указаний кассационного суда и непредоставления «Япы» каких-либо доказательств существования долга в декабре 2019 года суд отказал во включении требований в реестр требований кредиторов.

Проиграв в суде первой инстанции, «Япы», судя по всему, захотел вый­ти из дела, но тут «Кредит Европа Банк» купил у него часть проигранных требований и включился в процесс, сначала – скрываясь под именем «ЯПЫ КРЕДИ БАНК НИДЕРЛАНДЫ Н.В.» и «Япы Be Креди Банкасы А.Ш.», а затем – уже от своего имени. В настоящее время все «Япы» и «Кредит Европа Банк» участвуют в процессе через одних и тех же адвокатов. Интерес в покупке проигранного дела у «Кредит Европа Банк» был очевидным – он как раз проиграл солнечногорское дело в первый раз, В.И. Нечаев еще не передал дело на рассмотрение Судебной коллегии Верховного Суда, и это был единственный способ остаться в деле о банкротстве «Азтека» хоть на каких-то правах.

Первоначально «Кредит Европа Банк», используя доверенность от голландского банка, попытался добиться отмены отказного определения в апелляционном суде, ссылаясь, что оно затрагивает права голландского банка – первоначального кредитора, который полностью уступил свои права материнской компании – турецкому «Япы». Таких «хитрых» жалоб от афиллированных лиц арбитражные суды рассмотрели колоссальное количество и сформировали четкую практику: отказные решения судов затрагивают права первоначальных кредиторов, только если признают уступку прав требования недействительной, в данном случае, конечно же, этого не было. Апелляционный суд оставил определение суда первой инстанции без изменения.

Но уже в Арбитражном суде Московского округа после вступления в дело «Кредит Европа Банка» под своим именем «магический эффект» присутствия в процессе этого банка начал давать себя знать. Сначала произошло изменение состава тройки, рассматривающей жалобу: одна из судей в период отложения судебного заседания ушла в запланированный отпуск, хотя при объявлении отложения отпуска судей всегда учитываются и даты определяются так, чтобы не производить замены судьи. Затем кассационный суд отменяет судебные акты по делу и направляет их на новое рассмотрение в суд первой инстанции в третий раз. По мнению кассационного суда, судебные акты не только затрагивают права голландского банка, но и теперь ООО «Арт Азтек Лимитед» и ЗАО «Поло Инвест» должны доказывать, что кредит не выдавался.

Очевидно, суд решил, что три (!) банка не смогут доказать выдачу кредита, раз за первые два рассмотрения требований они это не смогли сделать, поэтому нужно возложить эту обязанность на должника по делу о банкротстве. Напомним, в деле о банкротстве именно на кредитора возлагается повышенный (по сравнению с обычным исковым производством) стандарт доказывания факта существования и размера долга, а не должник обязан доказывать, что долга нет.

При третьем рассмотрении дела выяснилось, что у голландского «Япы» появились новые доказательства по делу – все те документы, которых не было в соответствии с отмененными кассацией решениями судов. Более того, нашлись и заявки на выдачу кредитов. Целых две. Но только в ксерокопиях. Правда, голландский «Япы» заявил, что получил их по факсу (эта процедура допускалась кредитным договором), а потому оригиналов нет. Не было и оригиналов факса, а на ксерокопиях не было отметок факсимильного аппарата. Но это ведь мелочи по сравнению с тем, что с 2016 года турецкий банк заявлял, что была всего одна заявка, и оригинальная, в 2019 году голландский банк заявлял, что передал все документы турецкому банку, а во всех договорах уступки прав упоминается только одна оригинальная заявка на выдачу кредита. Появилась и «выписка» по счету в голландском банке, согласно которой через этот счет каждый квартал прокачивались десятки миллионов долларов без какой-либо привязки к какому-либо договору. Все «новые» доказательства появляются сразу после открытия в отношении «Азтека» конкурсного производства и утверждения конкурсным управляющим кандидатуры, предложенной «Кредит Европа Банк». Стоит ли упоминать, что после передачи полномочий конкурсному управляющему последний даже не попытался оспорить доводы «Кредит Европа Банка»?

Судья Э.В. Мироненко отказала в назначении экспертизы заявок и включила требования в реестр кредиторов, а Девятый арбитражный апелляционный суд и Арбитражный суд Московского округа оставили такое решение в силе. Ведь и новые доказательства есть, и «Азтек» не исполнил обязанность по доказыванию отсутствия долга. И вот еще небольшая деталь: один из адвокатов, оспаривающих эти решения, умер от коронавируса за несколько дней до заседания кассационного суда, но кассационный суд счел, что это неуважительная причина отсутствия представителя и не дал возможность участнику дела найти нового представителя.

Пока независимые от банков участники процесса не сдаются и готовят жалобу в Верховный суд, но тут тоже заметны следы судебной магии: все жалобы по делу распределяются одному и тому же судье Верховного суда, и пока единственная жалоба, которая была ею передана на рассмотрение коллегии, – жалоба «Кредит Европа Банка».

БЕСКОНЕЧНОЕ ДОВЕРИЕ СУДОВ БАНКАМ, А НЕ ФАКТАМ

Объединение Верховного и Высшего арбитражных судов, спустя семь лет после слияния, до сих пор остается хорошей идеей только на бумаге. В судебной системе по-прежнему не преодолены дуализм и непоследовательность судебной практики разрешения гражданских и экономических споров – получается, что арбитражный суд может просто отказаться признавать обязательную и преюдициальную силу судебных решений судов общей юрисдикции. И решение арбитражного суда по делу, в котором не была назначена судебная экспертиза, считается имеющим большую юридическую силу и значимость, чем решение суда общей юрисдикции по делу с расширенным составом участников, где такая экспертиза была проведена. А переоценка одним судом доказательств, оцененных во вступившем в законную силу судебном акте другого суда по делу с тем же составом участников, начинает становиться нормой, а не вопиющим исключением из правил.

Как продемонстрировало дело ООО «Арт Азтек Лимитед», арбитражные суды при рассмотрении одного дела игнорируют доводы и возражения по обстоятельствам спора лиц, которые не принимали участия в другом деле, где уже вынесен судебный акт. То есть если в одном споре суд установил, что не привлеченный к участию в нем человек не подписал тот или иной документ, то на практике в новом споре у того же судьи подписант уже не может оспаривать этот вывод.

Произвольная оценка доказательств и игнорирование предыдущих заявлений сторон – еще один порок российских судов по экономическим спорам. В этом же деле три инстанции арбитражных судов признали обычную ксерокопию без следов факсового аппарата копией факсимильного сообщения и придали ей тем самым юридическую силу. Цена вопроса – 23 миллиона долларов. Но банкиры же врать не будут. Семь судей арбитражных судов трех инстанций не сочли важным, что победившая сторона в течение пяти лет до этого неоднократно заявляла в процессуальных документах об отсутствии такого документа в принципе. Этот факт просто проигнорировали.

Пострадавшие от действий банкиров (и это не только «заемщики», но и российские организации и граждане) обратились к правоохранителям с заявлением о возбуждении уголовного дела. Они просят разобраться в ситуации с захватом их имущества, который стал возможен из-за несовершенства работы судов в России, с причиненным им вредом. Но точку в этом деле, конечно же, поставит Верховный суд России, в который во второй раз поступило дело из Солнечногорского суда, и снова при первом рассмотрении жалоб банков и конкурсного управляющего ООО «Арт Азтек Лимитед» их признали необоснованными, сейчас рассматривается жалоба банков на имя председателя Верховного суда или его заместителя. Туда же будут направлены и другие жалобы, уже на решения арбитражных судов, которые старательно не замечают выводы Солнечногорского суда и слепо верят «факсовым» копиям, представляемым банкирами.

Как говорит один из пострадавших, до них доходили слухи, что в солнечногорское дело вмешался высокий покровитель в Верховном суде. Доказательств такого события, конечно же, нет. Хотя недавняя отставка нескольких судей Верховного суда, в том числе судьи Романовского, в совокупности с результатами первого и второго кругов рассмотрения солнечногорского дела выглядит странно.

Само обновление судейского корпуса и высшего руководства вселяет все большие надежды на справедливость, однако вызывает беспокойство тот факт, что сын одного из новых заместителей председателя Верховного суда работает в той самой адвокатской фирме, с появлением которой в солнечногорском деле и деле о банкротстве стали происходить невероятные события.

Пока у участников дела еще теплится надежда, что их случай будет рассмотрен, беспристрастно, Верховным судом России. Хотя, конечно, без мудрости и опыта его председателя В.М. Лебедева вряд ли удастся разрубить гордиев узел судебных решений и «судебной магии». Возможно, это дело станет показательным при будущих спорах, которые возникнут из-за разногласий в самой работе судебной системы России.