Борис Титов: “Необходимо ограничить привязку ст. 210 УК РФ к любой другой статье Уголовного кодекса”

25 сентября в РИА Новости состоялась пресс-конференция на тему: «Давление на бизнес и инструмент рейдерства с помощью ст. 210 УК РФ». Ее участниками стали уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов, общественный омбудсмен по вопросам, связанным с нарушением прав предпринимателей находящихся под стражей и в местах лишения свободы, глава «Ассоциации защиты бизнеса» Александр Хуруджи, доктор юридических наук, профессор Юрий Беспалов, адвокат по делу «белгородских энергетиков» Владимир Горелик, Александр Хуруджи, известные правозащитники Ева Меркачева и Иван Мельников, а также координатор представительства аппарата общественного омбудсмена по вопросам экстрадиции, депортации, международного и федерального розыска Оксана Фабрая.

На пресс-конференции присутствовали родственники белгородских энергетиков: Виктора Филатова, Александра Пивоварова, Павла Тищенко, Алексея Зеленского, Станислава Милькина, которые находятся в СИЗО уже 40 месяцев по ложному обвинению в растрате и создании преступного сообщества, а также родственники других предпринимателей, которые безосновательно были обвинены по ст. 210 УК РФ. Модератором мероприятия выступил Александр Хуруджи.

Ситуация такова, что наиболее разрушительным для бизнеса инструментом, позволяющим силовикам решить сразу несколько узковедомственных или корыстных и коррупционных задач, является необоснованное применение ст. 210 УК РФ “Создание преступного сообщества”. Например, добавление обвинением этой статьи к ст. 160 “Присвоение или растрата” переводит инкриминируемое предпринимателям деяние сразу в категорию особо тяжких преступлений. Следователю это дает возможность неограниченно продлять следствие, что для него очень важно, если “накопать” на предпринимателя ничего серьезного не удалось, а при передаче дела в суд рассчитывать на поощрение своего руководства за раскрытие особо тяжкого преступления, “осуществленного” в формате преступного сообщества.  Одновременно, ст. 210 стала эффективным инструментом и для рейдеров, так как ее заказное применение делает предпринимателей − жертв рейдерской атаки куда более сговорчивыми при отъеме у них активов. Ведь по этой статье предпринимателю “светит” вплоть до пожизненного заключения.

По словам Александра Хуруджи, рассматривая тему правоприменимости ст. 210 УК  РФ  против предпринимателей, надо ответить на весьма сложные вопросы. “Эта статья изначально создавалась для того, что использоваться против криминальных сообществ, но не бизнеса. Но по факту мы видим ужасающую статистику − около 100 возбужденных по ней против предпринимателей уголовных дел ежегодно. Если не находится других методов стращать бизнесменов, то следствие достает дубину в виде 210 статьи”, − пояснил модератор.

Борис Титов раскрыл некоторые моменты по защите бизнесменов от незаконного уголовного преследования: “На сегодня состояние дел остается тяжелым, но что-то нам удалось все же сделать. Нам удалось наладить системную работу и большую помощь в этом оказывает Ассоциация защиты бизнеса, которая стала еще одним инструментом общественного влияния на силовые и судебные органы. Такая общественная поддержка позволяет усилить мои полномочия бизнес-омбудсмена. По результатам этого года в уголовной сфере 86 успешных случаев защиты предпринимателей, из них 50 − на федеральном уровне и 36 на региональном. В 7 случаях это было прекращение уголовных дел, когда были сняты все обвинения, а в двух случаях был изменен приговор. Много вопросов у нас по мере пресечения.  14 фигурантам “лондонского списка” нам удалось изменить меру пресечения”.

Бизнес-омбудсмен назвал и главную проблему: “Самой большой проблемой является уголовные статьи — 159 УК (“Мошенничество”), под которую можно подогнать любое действие бизнесменов, даже невыполнение контракта, и статья 210 УК (“Организация преступного сообщества) — ее применяют как “резервную статью” для давления на предпринимателя для того, чтобы окончательно не отпускать его из под стражи”.

Титов назвал очень важной поддержку работы бизнес-омбудсмена со стороны общественных организаций и СМИ. “Общественная поддержка и “Ассоциация защиты прав и интересов бизнеса” позволяет нам усилить наши полномочия и сделать работу более эффективной”, — подчеркнул он.

Бизнес-омбудсмен пояснил свои обращения в федеральные структуры.

“Верховный суд ранее давал оценку применения 159-й статьи УК РФ (“Мошенничество”), даже дал определение предпринимательской деятельности, что не совсем входит в функции судебных властей, но, тем не менее, облегчил ситуацию. Ту же практику мы могли бы попросить Верховный суд применить к статье 210 УК РФ, чтобы объяснить судам, как они должны применять эту статью”, – сказал бизнес-омбудсмен. Также Титов заявил, что собирается провести по регионам инвентаризацию уголовных дел, возбужденных против предпринимателей, по этой статье. “Посмотреть, сколько бухгалтеров и секретарей находятся в СИЗО”, – сказал он.

Что касается существа дела «белгородских энергетиков» (Филатова В.И., Пивоварова А.В., Милькина С.А., Тищенко П.В., Зеленского А.А.), то здесь Борис Титов сообщил о необходимости обращений в Генеральную прокуратуру к Ю.Я. Чайке в связи с очевидным незаконным вменением статьи 210 УК РФ.  Ранее он заявлял, что данное дело было заведено по инициативе рейдеров с целью отъема инновационной компании “Корпоративные Сервисные Системы”.

Правозащитник Иван Мельников в своем выступлении отметил, что содержать предпринимателей под стражей по 210 статье закон разрешает вместе с убийцами. Ева Меркачева образно дополнила нестыковкой образов убийц и бухгалтеров, которые сидят по 210-ой. “Шансы выйти на свободу, не только здоровым, но и живым, небольшие, – сказала Ева. – Часто предприниматели объявляют голодовку, потому что не видят другого шанса добиться справедливости. Посещая СИЗО, мы видим своими глазами, как следствие убивает людей за решеткой”.

Андрей Ермаков − муж акционера банка “Дон-Инвест” Оксаны Ермаковой, рассказал, что его супруга находится под стражей два года, хотя она в банке не занимала даже руководящей должности. “Мне очень страшно, потому что если 210 статья останется, то Оксана получит от 12 до 20 лет, – сказал Андрей. – К счастью, она жива и здорова. Вот только по статье этой она сидит вместе с убийцами”.

Адвокат Павла Тищенко Александр Жбанков указал на моральные страдания “главарей ОПС”. “Так, “главарь” Виктор Филатов сейчас страдает за всех пятерых, – гневно заявил Александр. – Необходим также контроль за действиями этих околосиловых структур, которые ходят в СИЗО в качестве “решал”.

Свою очередь Оксана Фабрая указала на огромное психологическое давление, которое оказывается на семью и детей сидельца. Она заявила, что проведенные ею исследования показывают рост суицидальных наклонностей у детей арестованных бизнесменов.

Проработавший в судебной системе более 30 лет профессор Юрий Беспалов, сейчас обучает судей в институте правосудия. Он пояснил, что каждый институт власти создан для того, чтобы человеку жилось хорошо. Большинство судей и прокуроров работает честно, но есть и ошибки. Это происходит из-за несовершенства нашего законодательства”.

“Где проходит грань между организованной преступностью и бизнесом?” − задал профессору вопрос модератор конференции Александр Хуруджи. Беспалов перечислил основные признаки ОПС и заметил, что бизнес создается для того, чтобы получать прибыль, которую следствие может трактовать как преступные доходы.

Омский предприниматель Василий Дякун в видеообращении рассказал историю “создания ОПС” в банке, и предложил: “Необходимо законодательно запретить применение 210 статьи в связке со статьями по экономическим преступлениям”.

Адвокат Владимир Горелик, защищающий Виктора Филатова, предложил команде Бориса Титова сделать анализ уголовных дел из списка, вычленить те ошибки на уровне следствия и выявить перекосы, из которых 210 появляется в экономических делах.

Александр Хуруджи указал на подобный опыт прокуратуры Ростовской области, когда все уголовные дела с 210 были проанализированы и в результате людей выпустили из СИЗО. Ростову явно повезло с заместителем генпрокурора, который вспомнил о главной функции прокуратуры − надзоре за соблюдением закона во время следствия. “Маленькая победа достигнута лишь потому, что прокурор указал следователю на ошибку, − заключил Хуруджи. − Мы надеемся и в других округах окажутся такие же прокуроры”.

Борис Титов вспомнил на недавнее освобождение из Воронежского ИВС кормящей мамы – Надежды Лещенко. “Наша работа не могла бы быть эффективной без общественной поддержки, − подчеркнул он. − В Воронеже удалось собрать воедино: четкую позицию предпринимателя, оперативную работу адвоката, слаженных действий общественности и СМИ”.

Юрий Осипенко, изобретатель и производитель 30% всех светодиодов России, провел в ростовском СИЗО 8,5 лет. Вышел на свободу месяц назад, благодаря принятому закону, засчитывающему год в СИЗО за полтора. “На момент формирования института защиты предпринимателей, я сидел в СИЗО 4,5 года, − сказал бизнесмен. −Статья, по которой я отсидел 6,5 лет, была признана ошибочно вмененной. Очень важно для тех, кто за решеткой, ощущать поддержку общества”.

Корреспондент “Российских регионов” задал Борису Титову вопрос: “Имеет ли смысл передать на рассмотрение Конституционного Суда РФ толкование положений статьи 210 УК РФ, чтобы отделить ее от предпринимательской деятельности?”

Вот что ответил Борис Титов:

” В этом вопросе надо изучить регламент работы Конституционного Суда.  Там должно быть обращение человека, который от этого реально пострадал. По нашему закону у бизнес-омбудсмена нет права обращаться в Конституционный суд, в отличие от омбудсмена по правам человека.  Но мы можем скооперироваться в этом вопросе. Я считаю, что это вероятно надо сделать. Но сейчас мы работу по этому направлению сосредоточим с Верховным Судом. Мы знаем, как он давал свои оценки применения ст. 159 УК РФ, а также арестам предпринимателей.  Он даже давал определение предпринимательской деятельности, хотя это не входит в функции судебных властей, но он вынужден это был сделать и этим облегчив ситуацию. Действительно, сегодня арестов предпринимателей с учетом 108-й статьи УПК РФ стало меньше.  Эту же практику мы могли попросить Верховный Суд к ст. 210. Чтобы они разъяснили судам, как применять на практике ст. 210 − когда можно ее применить и когда нельзя.

Сегодня в видеообращении мы услышали интересное предложение от предпринимателя (Василия Дякуна) о том, чтобы ограничить привязку данной статьи к любой другой статье Уголовного кодекса. По преступлениям средней тяжести ее вообще запретить, по тяжким преступлениям − ст. 159 − ее тоже запретить, там не может быть преступного сообщества, если уже есть группа. Даже если это какое-то очень сложное мошенничество. То есть, необходимо определить рамки работы 210-й статьи.

В оперативном плане работы по этой статье мы обратимся в прокуратуру с тем, чтобы, как это сделал заместитель генпрокурора Кикоть по Южному федеральному округу, попросить прокуроров в других федеральных округах провести инвентаризацию уголовных дел, которые идут по 210-й”.

Завершая конференцию, Александр Хуруджи заявил: “Статья 21- − это одни из тех нарывов, которые нужно решительно убирать из нашей уголовной практики. Неоднократно это звучало в докладах Титова президенту России, в обращениях в Генпрокурартуру. Хочется верить, что ситуация вырвется из созданного порочного круга, и статья 210 УК РФ вернется к тем, для кого она принималась. Будем надеяться, что прокурорам хватит сил и мужества проанализировать дела и принять решение о незаконности вмененной 210 статьи в отношении бизнеса”.

Александр Садовников

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*