«Дело Контеева»: мифы и реальность

Адвокаты бывшего вице-мэра Екатеринбурга Виктора Контеева, приговоренного в июне Курганским областным судом к 18 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, подали жалобу в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ с просьбой отменить обвинительный приговор и вынести оправдательный на основе отсутствия события и состава преступлений. Ожидается, что Верховный Суд примет решение в октябре. Это дело уже обросло огромным комом мифов, домыслов, слухов, сплетен. Мы хотим обратить внимание на некоторые аспекты расследования этого дела и судебного заседания, которые показались нам интересными, а некоторые и просто странными. В то же время нас заинтересовал Виктор Контеев не только как осужденный чиновник, но и как далеко неординарный человек и государственный деятель, его характер и его отношение к жизни, к обществу, к городу, одним из руководителей которого он был долгие годы.

Следствие и суд

Следствие по «делу Контеева» велось более двух лет – с августа 2011 года, лишь в апреле минувшего года оно было передано на рассмотрение в Курганский областной суд – по месту совершения самого тяжкого из преступлений. Помимо Контеева на скамье подсудимых было еще 12 человек. В зависимости от роли каждого, им были предъявлены обвинения по семи статьям УК РФ, в том числе о взятке, убийстве, похищении человека и вымогательстве. Напомним, что сам Виктор Контеев, по мнению стороны обвинения, получил взятку, занимался вымогательством, организацией убийства двух человек, а также легализацией имущества, полученного криминальным путем.

Следствие и суд пережили и дождались приговора не все фигуранты этого дела. Один из них, 28-летний Роман Юсупов, в ходе судебного разбирательства умер. Он постоянно обращался к судье с просьбой отправить его на медицинское обследование, адвокаты предоставляли в суд справку о наличии у Юсупова открытой формы туберкулеза, что было, в конце концов, просто опасным для всех присутствующих в зале суда. Но судья отказывал Юсупову даже тогда, когда тот стал терять сознание на заседаниях. Юсупов не дождался приговора – умер в больнице, куда его доставили из СИЗО в бессознательном состоянии. У него оказался полный распад легких.

Самому Контееву перенести трехлетнее заключение в одиночной камере СИЗО и судебное разбирательство, по его словам, помогли сила воли, жесткая самодисциплина и вера в Бога. Как он рассказал журналистам, каждый его день в заключении был четко расписан по времени: подъем, обязательная зарядка, работа с правовой корреспонденцией, изучение СМИ, прогулка, гимнастика.

Контеев – глубоко верующий человек. Его семья участвовала в восстановлении Храма Святой Троицы в Екатеринбурге, построила воскресную школу, в которой учатся местные ребятишки. Постоянно поддерживала храм и активно участвовала во всех православных мероприятиях. Всегда по воскресеньям семья Контеевых участвовала в службах, которые там проходили. Сам он до сих является почетным старостой этого храма. Кроме того, семья Контеевых участвовала в строительстве двух екатеринбургских новоделов: Храмов Рождества Христова и Ксении Блаженной. Недавно были подняты и освящены колокола в храме на Уралмаше, в финансировании которого также участвует семья Контеевых. За все эти труды Контеев и его супруга награждены многочисленными наградами Русской православной церкви.

 

«Коллективный Чернецкий»

Решение суда 61-летний Виктор Контеев воспринял как смертный приговор, понимая, что 18 лет пребывания в колонии строгого режима ему уже не выдержать. В своем последнем слове он не просил о снисхождении. Он, скорее, прощался – с семьей, с городом, в котором родился и вырос, жил и работал, с друзьями. И еще в его словах все время подспудно сквозил вопрос: за что с ним расправляются?

Трудовая биография Контеева незамысловата. После школы поступил в институт СИНХ, ныне УрГЭУ, после его окончания работал в торговле. Более 10 лет возглавлял ассоциацию выпускников своего вуза. Им и его коллегами многое было много сделано для того, чтобы альма-матер своевременно и качественно готовила выпускников для дальнейшей работы в отраслях народного хозяйства города и Свердловской области. Прошел армию.

Отслужив, Контеев стал работать в сфере потребительского рынка Екатеринбурга. Прошел путь от самых низов до заместителя главы огромного мегаполиса. Как говорят его коллеги по администрации города, главным для него было не повышение по службе по блату и поиск легких путей, а трудолюбие.

В мэрии Контеев проработал почти 20 лет. И почти все эти годы – под руководством тогдашнего мэра Аркадия Чернецкого. Именно Чернецкий создал команду, которая все эти годы эффективно управляла городом, превратив его в современный, европейского типа мегаполис, который в СМИ частенько называют третьей столицей России.

Сам Виктор Контеев все эти годы возглавлял один из самых сложных, ответственных, жизненно важных для города участков этой огромной работы – развитие потребительского рынка. Он вспоминает, что ему и его коллегам в администрации города пришлось начинать с чистого листа и обеспечить переход отраслей городской экономики от социалистического уклада к рыночным формам хозяйствования. Они впервые прошли этот путь. От пустых прилавков и талонов до создания современного, с европейским уровнем архитектуры потребительского рынка. Как результат – Екатеринбург сегодня является лидером в этом направлении в Российской Федерации.

 

Стиль работы

Работа занимала у Контеева шесть дней в неделю с семи утра до восьми-девяти вечера. О том, что это была за работа, вспоминают коллеги, многие годы проработавшие с Контеевым. «Жесточайшее, вплоть до минуты, планирование времени. Предприниматель просит встречи? Хорошо, встреча в 8.32, у нас будет 7 минут. Поминутно расписаны были даже субботы. И это при графике работы с 6-30 утра и до 21-00. Совещания и рабочие встречи на грядущий год, расписанные в ноябре-декабре текущего. Огромное количество людей, неохватное море задач, но при этом совершенно четкое понимание целей. А целью было сделать сферу потребительского рынка лучше, качественнее, доступнее. Именно Виктор Контеев привез в город формат торгового центра, так полюбившийся многим из нас, именно он возобновил работу обувных и швейных мастерских, ввел обязательные скидки для пенсионеров. Как мог, поддерживал местные продуктовые сети, не давая федеральным вытеснять их с нашего рынка. В это трудно поверить, но даже бургеры «а-ля русс» в Макдональдсе – его заслуга. Как-то на совещании он сказал руководителям этой пищевой сети, что раз уж они работают в России, то неплохо было бы адаптировать меню к русским вкусовым предпочтениям.

В общении порой бывало туго. Как и все сильные люди, начальник (а именно так до сих пор называют Контеева все, кто с ним работал) человек очень требовательный. Цель поставлена? Сроки были даны реальные? Отчитайтесь о проделанной работе. Что значит «не сделано» ? Контеев мог пристыдить просто взглядом, а восстановить его доверие было очень сложно. Несмотря на любые громы и молнии, каждый из нас в трудной жизненной ситуации шел именно к Контееву. Он выслушивал и ВСЕГДА решал проблему или находил того, кто это может сделать. Как-то одному из сотрудников срочно потребовалась запредельно дорогостоящая операция с использованием импортных имплантатов. Пока семья приходила в себя от вердикта врачей и лихорадочно соображала, где им взять деньги, выяснилось, что все уже заказано и оплачено. Подобный случай не единичен».

У Контеева все эти годы был один выходной – воскресенье. И этот день он отдавал   благотворительности и церковной деятельности.

 

Аркадий Чернецкий о Викторе Контееве

Экс-мэр Екатеринбурга, а ныне сенатор Совета Федерации РФ Аркадий Чернецкий – один из немногих, кто не отступился от Контеева за годы следствия и судебного разбирательства. В одном из интервью местным СМИ он так высказался о «деле Контеева»: «Я думаю, что этот приговор будут обжаловать. Я не считаю, что Контеев виновен в тех преступлениях, которые ему вменяют. Думаю, что весь ход процесса и все те аргументы, которые приводили обе стороны, давали достаточно ясное представление о том, что сторона обвинения была чрезвычайно неубедительна. Я своего мнения не изменил. Я всегда говорил и сейчас повторяю : то, что Контееву инкриминировали убийство – я в это не верил раньше и не верю в это сейчас. Я думал, что суд подойдет к этому более объективно и учтет все те аргументы, которые приводила сторона защиты. К сожалению, этого не произошло. Не знаю, о чем это говорит, об уровне компетенции суда или уровне его ответственности». По словам Чернецкого, точку в этом деле поставит Верховный Суд.

 

Заказное дело?

Сам бывший вице-мэр Екатеринбурга считает уголовное дело против него заказным. По словам Контеева, оно инициировано «оборотнями в погонах» из ГУ МВД по УрФО. Затем были подключены следователи во главе с руководством СК по УрФО. Как считает Контеев, в ходе судебного заседания были выявлены десятки фактов и свидетельств, доказывающих это, – подделанные протоколы, пропавшие вещдоки, присутствие в качестве «советника» Татьяны Русиной (одна из основных свидетелей обвинения – Прим. ред.) на допросах других свидетелей. «Все это было озвучено в суде, но, к сожалению, судья не дал этим фактам никакой оценки, –говорит Виктор Контеев. – Вместо этого в суд в качестве свидетелей были приглашены два следователя СУ СК РФ по УрФО и им был задан вопрос: «Были ли вами допущены какие-либо нарушения в ходе допроса свидетелей?». Догадайтесь с одного раза, каков был их ответ».

Контеев не считает объективным и судебное разбирательство по его делу, и сам приговор. Он называет его «правовым беспределом». По его мнению, судья фактически в третий раз повторил обвинительное заключение за следователями и прокурорами. Он почти полностью отмел все факты и показания свидетелей защиты. «Все судьи очень красиво говорят о принципе состязательности в процессе, но в нашем деле даже намека на этот принцип не было. Председатель КОС (Курганского областного суда –Прим. ред.) зимой 2014-го сказал, что «через месяц МЫ уходим в совещательную комнату для написания приговора», хотя закон утверждает, что судья должен быть независим, – заявил Контеев в суде. – Возникает вопрос, кто вместе с судьей Кирьяновым писал приговор? Ведь подпись под приговором только одна… А в одном из ответов председатель Курганского областного суда написал, что судья оценивает доказательства, исходя из действующего законодательства и внутреннего убеждения. Интересно, какое внутреннее убеждение было у судьи Кирьянова, когда он писал и оглашал приговор?».

Контеев делает вывод, что государственная система, а вернее, коррумпированные чиновники в погонах, сделали все, чтобы расправиться со всеми, кто не пошел у них на поводу и не опозорил свое честное имя, лжесвидетельствуя на других обвиняемых. Он полагает, что вся наша система правосудия сориентирована на сторону обвинения. Согласно официальной статистике Верховного Суда РФ, за последнее время суды вынесли менее 1% оправдательных приговоров, тогда как в даже в 1937–1938 годах таких приговоров было порядка 17%. Как говорится, комментарии излишни.

 

Основания для сомнений

Многие знают, что Контеев и Русина знакомы с 70-х, долгое время они дружили семьями. Когда в начале 90-х Контеев выкупил базу, Русина, работавшая директором предприятия, признавала его как собственника и отчитывалась о проделанной работе. Через несколько лет Контееву стало известно о попытке Русиной продать предприятие ОПС Уралмаш и представить все как рейдерский захват. Урегулирование конфликта обошлось начальнику в 5 млн долларов отступных, которые он в течение трех лет в рассрочку выплачивал уралмашевским. В эту же гигантскую сумму входило и то, что ОПГ не тронет раскаявшуюся и бросившуюся к ногам Контеева Русину. Русина осталась директором, и жизнь, казалось бы, вошла в привычную колею.

Скандал разразился через несколько лет, когда Контеев ввел на базу своего человека, дав ему задание проверить финансовое состояние предприятия и возможность возведения на месте полуразвалившихся складов современного транспортно-логистического комплекса. Итоги проверки оказались шокирующими – была выявлена масса серых схем, двойная бухгалтерия и пр. База находилась в предбанкротном состоянии, общая сумма выплат по обязательствам перед партнерами и кредиторская задолженность составляла порядка 500 млн рублей. Разумеется, в этой ситуации оставаться директором Русина не могла и ушла с базы, оставаясь при этом собственником почти половины доли. Через некоторое время Русина предложила Контеевым выкупить ее долю, «чтобы расстаться мирно». По итогам длительного торга была согласована и сумма – 25 млн рублей. Подписав у нотариуса в присутствии своего юриста все бумаги и получив деньги, Русина решила, что долю у нее вымогали, и начала против Контеева развернутую кампанию в СМИ, одновременно посылая жалобы от имени «бедной пенсионерки» во все властные структуры.

Адвокаты Виктора Контеева видят немало оснований для сомнений в справедливости расследования этого дела и судебном разбирательстве. Защита считает, что все «дело Контеева» в основном построено на показаниях трех человек. Это сама Татьяна Русина – бывший директор ООО «Продовольственная база №4», Дмитрий Кайль, осужденный на 20 лет за особо тяжкие преступления, и неоднократно судимый прежде Евгений Глазырин, один из лидеров преступной группировки. Ни видео-аудиозаписией, ни бумаг, подтверждающих вину Контеева, суду представлено не было. Только слова трех людей, причем людей, корыстно заинтересованных. Адвокаты в доказательство приводят тот факт, что Русиной в апреле 2012 года СК отдал на ответхранение базу и разрешил вести там хозяйствующую деятельность, то есть получать прибыль. Собственника на территорию не пускают, тем самым нарушая его конституционные права.

Со стороны защиты зимой 2014 года в суде было допрошено порядка 40 человек. Среди них – высокопоставленные чиновники, нотариусы, силовики, предприниматели, пенсионеры, знающие историю базы, и другие. Суду были предъявлены результаты исследований независимых экспертов от регионального до федерального уровней. Несколько свидетелей прямо в суде открыто меняли свои показания, заявляя о давлении на них со стороны Русиной и следствия, и о том, что во время их предыдущих допросов именно Татьяна Русина в нарушение всех законов сидела рядом и диктовала от их имени ответы.

Адвокатов удивило то пренебрежительное отношение суда к доказательствам, которые были представлены защитой. Многое приобщалось к материалам дела, но не принималось во внимание, не учитывалось в анализе, даже игнорировалось.

По мнению адвокатов, процесс шел предвзято и однобоко, была односторонняя, выборочная оценка доказательств! Суд верил тому, что шло от Русиной, а доводам адвокатов Контеева нет. В приговоре судья говорит о 13 свидетелях – это все свидетели обвинения. Анализ показаний свидетелей защиты в приговор не вошел.

 

Семья

У Виктора Контеева была крепкая, благополучная, православная семья. Мы говорим «была», потому что его арест и осуждение на 18 лет стало крахом для этой семьи, всего того, что он считал своими жизненными устоями, о чем заботился и создавал всю свою жизнь.

Контеев родился и вырос в Екатеринбурге, в поселке Шарташ, в семье фронтовиков. Отец и мать прошли практически всю войну на передовой, были ранены. «С первых шагов в этой жизни они учили меня следующим правилам: любить и уважать свою землю, создать крепкую православную семью, помогать в меру возможностей тем, кто в этом нуждается, не создавать себе кумира в виде денег и имущества», – так вспоминает своих родителей Контеев. Они привили ему трудолюбие, уважение к людям, учили избегать конфликтов с окружающими, жить по принципу «не суди, да не судим будешь».

Исходя из этих принципов, около 30 лет назад он построил дом на собственной земле, той, на которой родился. До перехода в городскую мэрию работал первым заместителем председателя Орджоникидзевского райисполкома. Жена Лариса еще до знакомства с будущим мужем занималась предпринимательством, создала несколько фирм. Их доходы позволяли семье жить в достатке, без финансовых проблем. Мало того, эти доходы позволяли им вкладывать деньги в благоустройство поселка Шарташ, в очистку и зарыбление местного озера, которое стало любимым местом отдыха горожан.

Сейчас жена Контеева Лариса также считается причастной к различным преступлениям, была вынуждена уехать из страны и находится в международном розыске. Сам Виктор Контеев объясняет это тем, что его супруга с момента ареста проявляла свою активную позицию, давала интервью в СМИ, проводила пресс-конференции и писала запросы, – словом, была постоянным раздражающим моментом для следствия. Дочь Екатерина пытается как-то вести остатки семейного бизнеса. На ее работе и дома проводятся обыски. Сын Контеевых Андрей закончил юридическую академию.

 

Виктор Контеев: тюрьма не убила во мне веру в высшую справедливость

Последнее слово Виктора Контеева на суде вызвало слезы даже у довольно крепких духом людей. Человек, почти три года отсидевший в СИЗО, познавший самые страшные контрасты жизни на собственном опыте, больше всего сожалел, что так мало времени проводил с семьей. Он просил прощения у тех, кто сидел на скамье подсудимых рядом с ним за то, что невольно стал виновником их страданий. Говорил о вере в справедливость и уверенности в своих силах.

Мы приведем лишь несколько выдержек из того, что он говорил, обращаясь к судьям, друзьям и близким, находившимся в зале.

«Я оказался в тюрьме по надуманным, сфабрикованным, страшным обвинениям. Видимо, вся моя жизнь ничего не значит для общества и государства, если столь легко следователи и прокуроры слепили это дело. Значит, слова убийц Кайля, Глазырина, мошенницы Русиной оказались более убедительными для стражей закона и гарантов Конституции. Значит, мой жизненный путь и десятки характеристик, которые дали мне люди, работавшие со мной, ничего не значат. Страшно, когда от имени государства говорят аффилированные чиновники в погонах, тем самым подрывая кредит доверия ко всей системе правосудия нашей страны. И сейчас, чтобы отнять полностью, по-рейдерски, все имущество нашей семьи, они решили приговорить меня к смерти в тюрьме».

«Более чем за два с половиной года вынужденной изоляции я изменился. Сошла наносная шелуха большого мира, на многое у меня открылись глаза. Теперь я вижу окружающий мир просто и ясно. Больше у меня нет стаи льстивых прихлебателей, зато остались настоящие друзья».

«Моя совесть перед обществом и законом чиста. Преступлений я не совершал, и даже такой мысли у меня никогда не было. Я благодарен Богу за все дни своей жизни и те правила, которым научили меня мои родители. Тюрьма не убила во мне веру в высшую справедливость, веру в друзей и тех, кто в эту трудную минуту остался со мной».

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*