Единообразное многообразие. Открытое письмо о проблемах судебной системы России

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО Председателю Верховного суда РФ В. М.Лебедеву

Уважаемый Вячеслав Михайлович!

Независимый, быстрый и справедливый суд, согласованно функционирующая судебная система – залог как гражданского мира, так и развития бизнеса и важнейшая составляющая инвестиционного климата. Это аксиома, не требующая доказывания, признанная на всех уровнях власти и, что крайне важно, воплощенная в реальных действиях Президента России, Законодательного Собрания Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации.

Для обеспечения согласованного функционирования судебной системы России в 2014 году и исключения противоречий между решениями, принимаемыми судами общей юрисдикции и арбитражными судами, в 2013-2014 годах было инициировано и успешно завершено объединение Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда России. С 2014 года Верховный Суд обеспечивает единообразие судебной практики всех судов России, что должно гарантировать равный стандарт правовой защищенности граждан и предпринимателей, независимо от того, в каком суде (арбитражном или общей юрисдикции) рассматривается их дело.

Российское общество, в целом, и предпринимательское сообщество, в частности, видят и результаты борьбы Верховного Суда России за очищение рядов судей от коррупционеров и нечистоплотных судей. Это крайне важно для общества и инвесторов знать, что любой судья, независимо от былых заслуг, запятнавший себя несправедливым решением, будет неизбежно и сурово наказан.

Тем не менее, повседневная жизнь показывает, что не всегда даже приложение таких титанических усилий обеспечивает бессбойное функционирование судебной системы в каждом конкретном случае. По-прежнему не преодолены дуализм и непоследовательность судебной практики разрешения гражданских и экономических споров, нередки случаи, когда арбитражный суд просто отказывается признавать обязательную и преюдициальную силу судебных решений судов общей юрисдикции, когда решение арбитражного суда по делу, в котором не была назначена судебная экспертиза, считается имеющим большую юридическую силу и значимость, чем решение суда общей юрисдикции по делу с расширенным составом участников, где такая экспертиза была проведена. А переоценка одним судом доказательств, оцененных во вступившем в законную силу судебном акте другого суда по делу с тем же составом участников, начинает становиться нормой, а не вопиющим исключением из правил. Арбитражные суды при рассмотрении одного дела игнорируют доводы и возражения по обстоятельствам спора лиц, которые не принимали участия в другом деле, где уже вынесен судебный акт, к примеру, если в одном споре суд установил, что не привлеченный к участию в нем человек не подписал тот или иной документ, то на практике в новом споре у того же судьи подписант уже не может оспаривать этот вывод. Произвольная оценка доказательств и игнорирование предыдущих заявлений сторон – еще один порок российских судов по экономическим спорам. К примеру, в одном судебном споре три инстанции арбитражных судов признали обычную ксерокопию с очевидными следами монтажа и без следов факсового аппарата копией факсимильного сообщения, что сделало появившуюся через пяти лет ожесточенных юридических баталий на сотни миллионов рублей бумагу, обладающей юридической силой, и повлекло принятие решения в пользу того, кто представил эту копию, оригинал факсового сообщения, конечно же, никто не предъявил. Семь судей арбитражных судов трех инстанций не сочли важным, что победившая сторона в течение пяти лет до этого неоднократно заявляла в процессуальных документах об отсутствии такого документа в принципе.

Особо опасны для инвестиционного климата России такие «сбои» в делах о банкротстве, когда за счет вольных или невольных ошибок уничтожается здоровый бизнес, обеспечивающий и рабочие места, и уплату налогов, когда суд, который должен стоять на страже закона и справедливости, просто самоустраняется от дела, не позволяет должнику защищаться от необоснованных требований кредиторов и никак не реагирует на очевидные действия арбитражных управляющих по содействию недобросовестным кредиторам в освоении активов бизнеса, попавшего в жернова правосудия. Чаще всего такое случается с малым бизнесом, который не имеет армии юристов и арбитражных управляющих и ресурсов для борьбы с акулами бизнеса, одно из таких дел – дело о банкротстве московского общества с ограниченной ответственностью «Арт Азтек Лимитед» (дело № А40-98386/2015-24-212).

Уважаемый Вячеслав Михайлович!

Очевидно, что назрела еще одна реформа судебной системы, которая завершит начатое и создаст тот самый единый стандарт правовой защищенности граждан и бизнеса, когда независимо от вида спора и суда, рассматривающего дело, судебные акты, их оценка доказательств, будут иметь равную силу, а коллизия между решениями судов может преодолеваться исключительно на основании состава участников дел, когда нельзя будет быстро «протолкнуть» дело с контролируемым составом участником, а потом использовать решение по нему как имеющее обязательную силу в споре с тем, кто в первом деле не участвовал, когда при новом рассмотрении дела его участники и их аффилированные лица уже не смогут предоставлять новые доказательства, противоречащие ранее занимаемой ими позиции, когда в делах о банкротстве управляющие, подыгрывающие недобросовестным кредиторам против должника и признающие те долги, которые должником оспаривались, будут привлекаться к ответственности по инициативе суда.

Мы верим, что только у Вас хватит энергии и воли на превращение судов России в институт, пользующийся максимальным доверием граждан и бизнеса.