Евгений Доринский. «Чёрное» дело о цветном ломе

У этой истории (к сожалению, как у многих дел о российском предпринимательстве) очень мутный оттенок и неприятный «силовой» запашок.

Уголовное дело в отношении бывшего руководителя компании по приему и переработке цветного лома Евгения Доринского в суде еще не закончено, но большинство наблюдателей, хорошо знакомых с сутью  дела, недоумевают: а почему оно вообще рассматривается в уголовном суде?! Где здесь криминальный состав? Почему дело семилетней давности всплыло спустя годы, и почему не рассматривается в гражданско-правовом поле!? Все это как-то очень похоже на спектакль, разыгранный в провинциальном театре…

Действие первое, трагикомическое

В 2011 году Евгений Доринский уже шестой год работал коммерческим директором верхнепышминского ЗАО «УГМК-Вторцветмет» (ВЦМ), входящего в холдинг Уральской горно-металлургической компании. Он был совладельцем этой дочерней фирмы УГМК и решал вопросы поставки лома на предприятие. В 2012 году он уволился из «Вторцветмета», а через три года, в декабре 2015-го был заключен под стражу. Оказалось, в отношении него Главное следственное управление ГУ МВД РФ по Свердловской области возбудило уголовное дело по статье «Мошенничество в особо крупных размерах». Ему предъявлен иск на 150 миллионов рублей, арестовано имущество, принадлежащее ему и его родственникам.

В постановлении о привлечении Евгения Доринского в качестве обвиняемого написано, что он в 2011 году «Совершил хищение лома цветных металлов, принадлежавших Обществу с ограниченной ответственностью «Русметсплав» в количестве 580, 353 тонны общей стоимостью 106 080 102 рубля, и Обществу с ограниченной ответственностью «Катран» в количестве 96, 964 тонны общей стоимостью 18 447 132 рубля». По версии следствия, топ-менеджер ВЦМ в свое время принял лом от этих поставщиков и не расплатился. Сам же Доринский категорически утверждает, что никакого лома от заявителей не принимал, и никаких договоренностей у него с ними не было. Наоборот, он еще раньше внес их в «черный список», отказавшись принимать от них лом.

С заявлением в полицию (спустя несколько лет!) от имени «Русметсплав» обратился грузчик Сергей Копытов  и директор ООО «Катран» Александр Акуленок.  Логика здесь может быть, видимо, такая: когда Доринский уволился из дочерней компании УГМК, Копытов и Акуленок решили, что его позиции ослабли – и начали ему мстить. При этом у обоих потерпевших отсутствовали надлежащие документальные доказательства как существования злополучного лома, так и его поставок на ВЦМ. Аудиторская экспертиза бухгалтерской и налоговой отчетности, проведенная в ходе следствия, также не обнаружила следов этого лома на балансе предприятий. При этом руководители «Катрана» и «Русметсплава» упорно настаивают: у них с Доринским были устные договоренности. Джентльменские, так сказать…

Но какое уж тут джентльменство, когда уже в ходе первого судебного заседания единственный учредитель и директор «Русметсплава» на период 2011-12 гг. Алексей Александров заявил, что с Евгением Доринским никогда не был знаком, ни о каких  поставках с ним не договаривался. По его показаниям, оборот компании за 2011 год составил всего два миллиона рублей. То есть, в то время она просто не имела никакой возможности поставить Доринскому такие объемы лома, какие фигурируют в уголовном деле.

Кроме того, следствию была предъявлена аудиозапись, на которой мнимый потерпевший Александр Акуленок рассказывает, что заплатил за возбуждение дела против Доринского пять миллионов рублей. Эта запись, кстати, после серьезной экспертизы была официально принята судом.

Тогда, в декабре 2017 года, судья Верхнепышминского городского суда Сергей Анпилогов полностью оправдал Евгения Доринского. Его освободили из-под стражи прямо в зале суда, хотя гособвинение требовало для него 8 лет колонии. Суд однозначно решил: состава преступления нет, Доринский невиновен. А бизнесмен к тому времени уже полтора года отсидел в СИЗО и еще около полугода – под домашним арестом.

Действие второе, драматическое

Городская прокуратура Верхней Пышмы, тем временем, предприняла очередной ход – обжаловала это решение – и в феврале 2018 года Свердловский областной суд отменил оправдательный приговор и вернул дело №140041119 на новое рассмотрение в первую инстанцию. И вот сейчас суд Верхней Пышмы заново разбирается в этом странном уголовном деле. При этом, как утверждают адвокаты Доринского, никаких новых фактов в нем не появилось, никаких свежих обстоятельств не добавилось.

Зато добавилось несколько странностей – теперь уже в поведении судьи  Натальи Удинцевой, рассматривающей сейчас это дело.

По словам адвоката обвиняемого Ильи Бабина, когда новые защитники Доринского (лишь за два дня до судебного заседания принявшие поручение на защиту) попросили суд перенести судебное заседание, чтобы они успели ознакомиться с материалами уголовного дела, судья согласилась отложить заседание только на 30 минут. А в уголовном деле, между прочим, 43 тома! Просто физически невозможно осмыслить всю эту гору документов.

Тогда судья Удинцева предложила обвиняемому воспользоваться услугами адвоката по назначению. Этот адвокат якобы полностью ознакомлена с материалами дела. Но Доринский эту «даму по назначению» никогда раньше не видел, не общался, и она не выказывала никаких пожеланий встретиться, чтобы вместе обсудить линию защиты. Естественно, обвиняемый заявил отказ от такого назначенного судом защитника. Но суд отказал ему в отводе адвоката и даже не дал возможности  оформить письменный отказ для приобщения к делу.

Тогда адвокаты Доринского заявили об отводе председательствующего и попросили 10 минут для оформления письменного отвода. Судья Удинцева предоставила им эти 10 минут, объявив перерыв. Но после перерыва, по словам защитников, даже не дав им заявить отвод, неожиданно объявила о переносе заседания. Все эти решения председательствующего были поддержаны прокурором Соколовым и представителем потерпевших адвокатом Клепиковым.

Все это позволило защитникам Доринского полагать, что в суде лишь создается видимость обеспечения права обвиняемого на защиту, а не реальная защита.

Сторона обвиняемого уверена, что дело вообще не может иметь под собой уголовную подоплеку. Как говорит адвокат Доринского Илья Бабин, «Мы убеждены, что дело не является предметом уголовного разбирательства. Это гражданско-правовой спор, который в цивилизованных странах решается в гражданских судах».

Адвокаты Доринского полагают, что у потерпевших нет убедительных доказательств того, что они в действительности были когда-то собственниками злополучного металла, и  тратили какие-либо денежные средства на его приобретение. Именно поэтому, считают защитники, они и не стали обращаться в арбитражный суд, а обратились в полицию: по их мнению, в уголовном процессе таких доказательств представлять не нужно. Таким образом, налицо ситуация, когда установленный порядок разрешения экономического спора подменяется полицейской дубиной.

Действие третье, мелодраматическое

18 апреля защитой было заявлено очередное мотивированное ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору. Такие ходатайства, в соответствии с нормами УПК РФ, рассматриваются судом в совещательной комнате. Однако суд отказал в удовлетворении этого ходатайства, даже не изучив его и не удаляясь в совещательную комнату.

Самое занимательное: судом проигнорирован факт того, что адвокат Максим Клепиков (представитель потерпевших) является соучредителем предприятий, которые якобы поставляли лом и одновременно является адвокатом основных свидетелей обвинения. То есть лично и кровно заинтересован в исходе дела. При такой ситуации получается, что фактически требование закона об удалении свидетелей из зала заседания до допроса не выполняется, поскольку их адвокат все время находится в зале заседания. Сам Клепиков не стал отрицать своего партнерства с потерпевшими, однако комментировать свою позицию отказался.

Есть и другие моменты в поведении судьи, которые вызывают недоумение у стороны обвиняемого. Например, судья Удинцева часто необоснованно снимает вопросы защиты. В одном случае вопрос был снят даже до того, как защитник успел его задать.

Или такой момент. Судом оглашен практически ежедневный график заседаний. Поэтому у защитников из-за обилия материалов нет возможности качественно готовиться к каждому следующему заседанию. Таким образом, грубо нарушен принцип состязательности сторон. Кроме того, регулярно повторяются ситуации, когда защита извещается судом о допросах конкретных свидетелей, но реально приглашаются другие, что в условиях цейтнота не дает возможности подготовиться к допросам.

И самый последний казус в суде. Один из основных свидетелей обвинения начал давать в судебном заседании совсем не те показания, что ранее – в ходе следствия. Сторона защиты вышла с ходатайством о проверке этого свидетеля на детекторе лжи. И свидетель (при поддержке судьи) тут же пошел на попятную: ну, зачем нам детектор?..

Мы будем следить за развитием событий в суде.

В российской судебной системе оправдательные приговоры – большая редкость. Согласно последним данным Верховного суда РФ, в целом по России выносится чуть более 2% оправдательных приговоров. И только 15% уголовных дел по экономическим преступлениям заканчиваются приговорами.  

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*