Фактотум из ФАНО. Очередной сильнейший удар по научной системе России

Люди, знакомые с классическими музыкальными и литературными произведениями, не раз встречали в них упоминание о фактотуме (от латинского fac totum – «делай все») – доверенном лице, выполняющем различные поручения и порой идущим при этом на всякие лукавства и плутовство.

Наиболее ярким представителем этой одной из древнейших «профессий» был цирюльник Фигаро из знаменитой оперы Россини и пьесы Бомарше. Возрождением порядком забытого «ремесла» и поводом для создания новых художественных персонажей может стать, на первый взгляд, далекий от искусства процесс собирания академической собственности в лоно Федерального агентства научных организаций России.

atom-6

Руководитель ФАНО Михаил Котюков направил в правительство письмо, в котором помимо прочего предлагает уже в 2015–2016 гг. поделить все академические научные институты на некие федеральные исследовательские центры, национальные исследовательские институты, а также федеральные и региональные научные центры.

Вряд ли, конечно, об этом думали на состоявшемся 8 декабря под председательством главы государства заседании Президентского совета по науке и культуре. На важном совещании, прошедшем в Санкт-Петербурге, в присутствии академиков и их кураторов из Правительства В. В. Путин озвучил основные параметры и направления продолжающейся реформы Российской академии наук. Помимо науки и задачах отстаивания национального технологического суверенитета говорили, конечно, и про материальные ценности. «Общий объем финансирования программы фундаментальных научных исследований на период до 2020 года составляет более 834 миллиардов рублей», – заявил Путин. По итогам заседания и принятых после него решений стало очевидно, даже с учетом кризисного сокращения бюджета государство планирует в «ближайшей пятилетке» существенно нарастить темпы и объемы вложений в академическую науку.

image13773213_c137ae21c17c8a6ae380a50dd19216f4

Смысл только в одном: слить различные институты в мифические центры, сократить сотрудников и распродать имущество РАН

Не менее важным вторым пунктом глава государства пояснил, что мораторий на сделки с имуществом РАН продлится еще на год. «Отчуждения имущества от академии на сторону», как заверил собравшихся Президент, не будет. Напомним, что год назад этот мораторий был наложен по инициативе В. В. Путина, чтобы хоть как-то успокоить академиков, серьезно встревоженных тем, как правительство лихо пролоббировало в Госдуме закон о реформе РАН и создании специализированного агентства по управлению деньгами и имуществом академии.

К плюсам деятельности новой бюрократической единицы со штатом в тысячу сотрудников оно само относит то, что за год работы агентства выявлено более 6,5 тысячи объектов госсобственности, которые ранее не числились в государственном реестре. Однако даже не специалисту понятно, что, во-первых, необходимо теперь всю эту собственность еще и официально зарегистрировать, а во-вторых, говоря о цене успеха, необходимо помнить про то, что в свое время у РАН просто не доходили руки, чтобы надлежащим образом оформить даже здание своей штаб-квартиры – знаменитой высотки президиума РАН. В-третьих, возникает резонный вопрос, а что со всей этой собственностью планируется делать дальше. Вот тут и возникает фигура фактотума, от имени ФАНО занимающаяся благородным делом защиты государственных интересов.

При масштабном переделе собственности, когда «щепки летят», из них можно будет сложить свой личный костерок и неплохо вокруг него «погреться»

30 октября 2014 года в Арбитражном суде города Москвы состоялось ничем не примечательное заседание, рассматривавшее иск Научно-технологического центра уникального приборостроения РАН к коммерческим организациям, построившим на ранее пустующей части его территории здания, успешно используемые в производстве продуктов питания и реализации такой актуальной в последнее время программы продовольственного импортозамещения. Поддерживал иск и принимавший участие в заседании представитель ФАНО – заместитель начальника правового управления Рустам Айдиев. И ничем бы не запомнилось рядовое судебное разбирательство по поводу некогда федеральной собственности, по закону и с согласия Росимущества приватизированного и введенного в полноценный хозяйственный оборот, если бы не сомнительная, как с правовой, так и с этической точки, позиция представителя ФАНО. Говорят, что видавшие всякое, как в зале заседаний, так и за его пределами, адвокаты бизнесменов были вынуждены встать на защиту хрупкой представительницы Росимущества, выражавшей интересы своего ведомства в споре между учеными и бизнесменами, от нападок пылкого представителя ФАНО.

Очевидцы утверждают, что от прямого оскорбления Инну Золотореву, фактически бывшую не более чем свидетелем в судебном разбирательстве между научной организацией и предпринимателями, предметом которого как раз и являлась некогда федеральная собственность в виде земельного участка и возведенных на них бизнесменами зданий и сооружений производственного назначения, спасли юристы, буквально отбив женщину от словесных и физических нападок, видимо, раздосадованного взвешенной позицией суда в споре господина Айдиева.

Неизвестно, был ли дан ход докладной записке Инны Золотаревой на имя руководства Территориального управления Росимущества, которая, по идее, должна была быть подготовлена по итогам такого нестандартного судебного заседания. Но еще большей завесой тайны скрыты причины, толкающие представителей ФАНО к такому немотивированно дерзкому, выходящему далеко за пределы этического кодекса поведения госслужащих поведению. Возможно, что гораздо больше об этих причинах знают сами академики.

23 октября 2014 года в газете «Аргументы недели» была опубликована статья с кричащим заголовком «Вместо научного института РАН – публичный дом», в которой анализировался ход реформы РАН. Упоминается в статье и письмо руководителя ФАНО Михаила Котюкова в правительство. «В нем помимо прочего предлагается уже в 2015–2016 гг. поделить все академические научные институты на некие федеральные исследовательские центры, национальные исследовательские институты, а также федеральные и региональные научные центры». Автор утверждает, что у рассматривавших этот документ профессионалов из Совета Безопасности «ничего, кроме непечатных слов, подобное скоропалительное действо, да еще на фоне предстоящих увольнений по возрасту директоров научных учреждений, не вызывает. Смысл, как говорят сотрудники аппарата, только в одном: слить различные институты в мифические центры, сократить сотрудников и распродать имущество».

Согласны с ними и в самой РАН. «Если эти планы осуществятся, то это будет очередной сильнейший удар по научной системе России. Это не очередная реформа академии, это реформа против академии», – заявил член-корреспондент РАН Аскольд Иванчик. Видимо, не слишком успокоили академиков и слова премьера Медведева, который 8 февраля в поздравлении по случаю Дня науки особо подчеркнул, что «правительство уделяет особое внимание модернизации сектора науки, созданию конкурентоспособных лабораторий мирового уровня, внедрению новых принципов финансирования и организации работы научных коллективов». Ведь, как известно, куда вымощена дорога из благих пожеланий.

Только принимая во внимание эти пожелания и планы, становится возможным объяснить то, с каким рвением, иногда на грани и зачастую даже «за гранью фола», сотрудники ФАНО ведут борьбу за собственность даже в самых прозрачных правовых ситуациях, стараясь заполучить в свои руки даже то, что давно стало достоянием добросовестного рачительного и не менее, чем ФАНО, озабоченного государственными интересами хозяина. Ведь, на наш взгляд, при масштабном переделе собственности, когда «щепки летят», из них можно будет сложить свой личный костерок и неплохо вокруг него «погреться». Судя по комментариям академиков к декабрьскому заседанию Совета по науке и образованию при Президенте РФ, с тяжелой хваткой этих фактотумов заслуженные деятели науки уже успели познакомиться. А вот с истинными целями и мотивами проявления этой хватки, к сожалению, видимо, придет время знакомиться, только когда по всей стране заполыхают эти самые веселые огоньки, в дыму которых, как опасается часть академического сообщества, сгорят остатки отечественной науки.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*