ПОЧЕМУ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ НЕ ВОЗБУЖДАЮТ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО? ИЛИ, КАК МОЖНО ПОТЕРЯТЬ ЕДИНСТВЕННОЕ ЖИЛЬЕ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ…

Общественное расследование предполагаемых мошеннических действий в отношении жилых помещений, и их собственников, расположенных в самом центре Санкт-Петербурга, провели специалисты НКО «ГРОЗА».

Жилье всегда было мишенью для аферистов, особенно такое, о котором пойдет речь в данном материале. Кто был заинтересован в успешном проведении операции по отчуждению жилых помещений у собственников? На этот вопрос должно ответить следствие, в рамках возбужденного уголовного дела, которое заявители, собственники потерянного жилья, не могут возбудить в течение последних шести лет. Семнадцать отказов на КУСП № 36385 от 10.08.2012 года, который представлен уже в четырех томах, написали сотрудники полиции заявителям Гребневу Игорю Анатольевичу и Васильевой Тамаре Александровне. Примечательно то, что каждое постановление следователей УМВД РФ по Центральному району г. Санкт-Петербурга об отказе в возбуждении уголовного дела отменяются органами прокуратуры Санкт-Петербурга.

У каждого, кто узнает адрес «потерянного» жилья (г. Санкт-Петербург, Итальянская улица, дом 6/4) пропадают все сомнения в том, что здесь не замешаны никакие темные личности и силы, и то, что собственники жилых помещений И.А. Гребнев и Т.А. Васильева просто так, «добровольно», и кому попало, «отдали» свое жилье. Всё не так просто, как может показаться. Но обо всём по порядку…

СУ УМВД РФ по Центральному району Санкт-Петербурга представило  материал КУСП № 36385 от 10.08.2012 г. в четырех томах.

Постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное следователем СУ УМВД РФ по Центральному району г. Санкт-Петербурга, начинается первый том материала КУСП. Было бы логично, если бы данным постановлением заканчивался последний, четвертый  том.

В этом, семнадцатом по счету (с 2012 года), постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, в который раз следствие сообщает, что в ходе проверки органами дознания не получены необходимые и достаточные основания, указывающие на наличие в действиях предполагаемой преступной группы основания для возбуждения против ее участников уголовного дела.

Между тем, в материале КУСП № 36385 от 10.08.2012 г., на взгляд общественных специалистов, имеется достаточное количество показаний участников, которые только подтверждают наличие признаков состава преступления, предусмотренного ч.3 ст. 165 УК РФ, когда злоупотребления доверием  Гребнева И.А., со стороны предполагаемых преступников, причинили Гребневу И.А. имущественный ущерб в особо крупном размере, при отсутствии признаков хищения, выразившийся в отчуждении принадлежащих Гребневу И.А. квартир по адресу: СПб, Итальянская улица, дом 6/4.

Вывод о наличие признаков состава преступления, предусмотренного ч.3 ст. 165 УК РФ, был сделан в постановлении от 04.10.2011 г. старшим Оперуполномоченным отдела ОРЧ (ЭБ и ПК) № 12 ГУ МВД России по Санкт-Петербургу.

О какой проверке со стороны СУ УМВД Центрального района СПб можно говорить всерьез, если всеми следователями переписываются старое постановление (всего их было 17) об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное еще в декабре 2012 года? Проверки по КУСП № 36385 от 10.08.2012 г. практически никогда не проводились. Ряд материалов отсутствует. А между тем, в имеющихся материалах КУСП № 36385 от 10.08.2012 г. имеется множество свидетельств того, что в результате согласованных действий членов группы, где у каждого была своя роль, предположительно мошенническим способом была достигнута цель по завладению дорогостоящей уникальной жилой площадью в самом центре Санкт-Петербурга. И этот вывод был сделан сразу же после подачи Гребневым И.А. своего первого заявления на имя начальника ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Часть 1 ст. 159 УК РФ определяет мошенничество – как хищение чужого имущества, или приобретение права на чужое имущество, путем обмана или злоупотребления доверием. Часть 4 ст. 159 УК РФ содержит квалифицирующие признаки: хищение должно быть совершено организованной группой, в особо крупном размере, или повлечь за собой лишение права гражданина на жилое помещение. Всё так, как и происходило с жильем И.А. Гребнева.

Объективная сторона мошенничества заключается в приобретении, путем обмана и злоупотребления доверием, права на чужое имущество, т.е. такое, в отношении которого у виновных нет никаких законных прав.  Суть мошенничества путем обмана и злоупотребления доверием – это получение имущества, которое происходит от самого потерпевшего, гражданина Гребнева Игоря Анатольевича, внешне добровольно.

Санкт-Петербург, ул. Итальянская, дом 6/4

В отношении описываемых действий, право на жилое помещение  по адресу: Санкт-Петербург, ул. Итальянская, дом 6/4, принадлежавшее на праве собственности гражданину Гребневу Игорю Анатольевичу, выступало в качестве самостоятельного предмета мошенничества. Способ получения права собственности – приобретение права требования имущества по обязательствам И.А. Гребнева, которые возникли у И.А. Гребнева в результате обмана и злоупотребления доверием со стороны группы предполагаемых преступников.

В результате совершенных организованной группой лиц возможных мошеннических действий, право собственности на квартиры по адресу: Санкт-Петербург, ул. Итальянская, дом 6/4, уже перешло от законного собственника Гребнева И.А. к третьему лицу. Таким образом, завладение указанным имуществом предполагается, что и составляет оконченное преступление.

Поскольку право на имущество выступает в качестве самостоятельного предмета мошенничества, завладение им составляет оконченное преступление, вне зависимости от того, получено ли по этому праву конкретное имущество. Ст. 159 УК РФ  говорит о приобретении права на имущество, а не о получении в результате приобретенного права реального имущества. Следовательно, в отношении имущества по адресу Санкт-Петербург, ул. Итальянская, дом 6/4, которое находилось в собственности И.А. Гребнева, преступление также является оконченным, так как по решению суда обращено взыскание на указанное имущество, и исполнительное производство по этому решению суда окончено.

Так как стоимость имущества превышает один миллион рублей, то, в соответствии с ч. 4. ст. 158 УК РФ, хищение чужого имущества совершено в особо крупном размере.

Специфика мошенничества выражается в его способах – обмане и злоупотреблении доверием. Обман предполагает информационное воздействие на потерпевшего, при котором он вводится в заблуждение.

Обман заключался в воздействии на потерпевшего с помощью заведомо ложных сведений (полный обман).

А как же все это происходило с И.А. Гребневым? Все фамилии, кроме заявителя Игоря Анатольевича Гребнева и его жены Васильевой Тамары Александровны, изменены. Все совпадения с реальными людьми случайны.

Итак. Человек, пользующийся полным доверием у И.А. Гребнева по фамилии Умрихин В.В. заявлял, что, якобы, на базе его авторских научных разработок практически готов к введению в эксплуатацию производственный имущественный комплекс, право собственности на который будет принадлежать Обществу с ограниченной ответственностью «Ночь», где Умрихин В.В. является генеральным директором.

Умрихин В.В. – реальный человек, выдающий себя за ученого, чьи научные разработки, якобы, должны быть внедрены в производстве, в ходе реализации инвестиционного проекта по строительству завода. По версии Умрихина В.В., для запуска производства, ему не хватало незначительной суммы, которую уже готово предоставить другое физическое лицо, но только под залог недвижимого имущества. Ввиду отсутствия у ученого соответствующего предмета залога, Умрихиным В.В., и его «помощниками», осуществлялся поиск третьих лиц, готовых предоставить такой залог.

Как все уже поняли, на самом деле Умрихин В.В., уроженец Дальнего Востока, мужчина преклонных лет (около 70 лет), никаким ученым не был, и участником ООО «Ночь» не являлся, а ООО «Ночь» никакого строительства не осуществляло. Умрихин В.В. не был ограничен в право- и дееспособности в установленном законом порядке, но в силу преклонного возраста, болезней, а также имеющегося психического расстройства (доказательства имеются в материалах дела № 2-317/11), может быть признан недееспособным, и, согласно ст. 81 УК РФ, должен быть освобожден от отбывания наказания. Кроме того, Умрихин В. В., являлся руководителем еще более 10 юридических лиц. На момент оформления договора займа с инвестором Даваловой Т.А. (под залог имущества И.А. Гребнева), как выяснилось позднее, имел исполнительное производство на сумму долга по займу в банке 4,5 млн. рублей, и более 7 млн. рублей задолженности перед юридическими лицами. В ходе проверки выяснилось, что 15.09.2009 г.  на  Умрихина В.В. 15.09.2009 г. было вынесено постановление о временном ограничении права на выезд, как должника.

Роль «подельницы» Умрихина В.В. – Свистуновой С.В., дамы почтенного возраста, заключается в знакомстве Гребнева И. А. (будущей жертвы), и членов его семьи, с «ученым» Умрихиным В.В. Именно Свистунова С.В., являясь учредителем и директором одной региональной общественной организации, злоупотребляя доверием Гребнева И.А., и членов его семьи, привела в квартиру Гребнева И.А. «ученого» Умрихина В.В., где представила его как своего партнера по совместной деятельности, и как ученого, заведомо зная, что данная информация не соответствует действительности.

Под злоупотреблением доверием со стороны Свистуновой С.В., как способом мошенничества, следует понимать использование ею дружеских контактов Иванушкиной Н.Ф., давней знакомой семьи Гребнева И.А., отрекомендовавшей Свистунову С.В. как руководителя региональной общественной организации. Иванушкина Н.Ф. активно расхваливала «ученого» Умрихина В.В. и его достижения, давая высочайшие и положительные характеристики уникального продукта, разработчиком которого, якобы, и является Умрихин В.В., который, якобы, даже спас жизнь ее дочери. И всё это – для повышения доверия со стороны И.А. Гребнева к участникам группы, целью и умыслом которой было незаконное получение чужого имущества.

Также, Свистунова С.В. и Умрихин В.В. на протяжении нескольких месяцев обманывали Гребнева И.А. относительно договоренностей, обещая, в случае заключения И.А. Гребневым договора залога (предмет залога – имущество Гребнева И.А.) в обеспечение договора займа между «ученым» Умрихиным В.В. и «инвестором» Даваловой Т.А., возврат займа будет обеспечен в течение полугода.

Под влиянием обмана и злоупотребления доверием, Гребнев И.А. согласился выступить залогодателем в обеспечение договора займа между Умрихиным В.В. и Даваловой Т.А. Как же не помочь «великому ученому»? Договор залога был удостоверен нотариусом нотариального округа Санкт-Петербург Мышкиным А.Ю., который в нарушение законодательства о нотариате не сообщил Гребневу И.А., и его супруге Васильевой Т.А., их права, не проверил понимание ими сути заключаемого договора и его последствий, не произнеся ни одного слова при совершении нотариальных действий, проставил нотариальную надпись, позволяющую во внесудебном порядке обратить взыскание на предмет залога, в случае не возврата суммы займа, что дает основания предполагать, что указанный нотариус также состоял в организованной преступной группе. Ранее нотариус Мышкин А.Ю. уже проходил в качестве свидетеля по делу о завладении государственным имуществом преступной группой (незаконная приватизация и перепродажа квартир в Санкт-Петербурга), в которую входили, в том числе, участковые и начальник одного из Отделов полиции Санкт-Петербурга (дело находилось у московских следователей).

Возврат суммы займа умыслом преступной группы не охватывался. Кроме того, в договор займа между участниками преступной группы было включено условие о несоразмерно высоком проценте неустойки за несвоевременный возврат суммы займа – более 100 % годовых, которое не могло быть оспорено в судебном порядке, так как обеими сторонами договора займа являлись члены преступной группы – Давалова Т.А. и Умрихин В.В.

Преступная группа инсценировала передачу суммы займа от Даваловой Т.А. к Умприхину В.В. с использованием банковской ячейки, в отсутствие залогодателя Гребнева И.А., но в присутствии «свидетелей», которые поставили свои подписи на фиктивных расписках заемщика Умрихина В.В. в получении суммы займа от Даваловой Т.А. Протоколами допроса «свидетелей» (в материалах дела) установлено, что факта передачи денег «свидетели» не видели.

Все свидетели ранее были знакомы  с другими членами преступной группы:

– Кукушкина С.А., сестра Даваловой Т.А. Из открытых источников получена информация, что Кукушкина С.А., как и Давалова Т.А., является лицом, участвующим в деле по аналогичным гражданским делам (по 14 гражданским делам, связанным с взысканием денежных сумм по договорам займов, с процентами за просрочку платежа, по сути, занимаясь незаконной банковской деятельностью, связанной с предоставлением кредитов физическим лицам (согласно выпискам из судебных дел Кукушкиной С.А.).

Как позднее выяснилось, в отношении Кукушкиной Т.А. по исполнительному листу, по решению суда, проводилось взыскание с нее суммы займа в размере 33 млн. 500 тысяч рублей. В нашем рассказе о «похищении» жилья И.А. Гребнева, Кукушкина С.А. является «свидетелем» при «передаче» денег Даваловой Т.А., по расписке Умрихина В.В.

– Свалова Л.Н., имеет давние связи с Даваловой Т.А. Свалова Л.Н. являлась таким же «свидетелем» по расписке Умрихина В.В., является учредителем как минимум двух юридических лиц: ООО «Юго-Восточная кредитно-залоговая  Корпорация» и ООО «Витязь», где является генеральным директором. Основной вид деятельности ООО «Витязь» – подготовка к продаже, покупка и продажа недвижимого имущества. До настоящего времени не выяснена роль в составе группы мужа Сваловой Л.Н. – Свалова А.А., дважды судимого за грабеж.

– Кобелев А.В., продолжительный знакомый Даваловой Т.А. по работе в ООО «Спальные принадлежности», где раньше работала сама Давалова Т.А. В Санкт-Петербург, из Москвы, Давалова Т.А. приезжала на судебные заседания в сопровождении Кобелева А.В.  Кобелев А.В. также является «свидетелем» передачи денег от Даваловой Т.А. по расписке Умрихина В.В.

– Тошнилов О.Ю., был представлен Свистуновой С.В. пострадавшему Гребневу И.А. как партнер по предпринимательской деятельности Свистуновой С.В. Также является «честным свидетелем» по расписке Умрихина В.В.

Все подписи «свидетелей» Даваловой Т.А. собраны, теперь можно действовать… По истечении указанного в договоре займа срока для возврата займа, Давалова Т.А. обратилась с исковым заявлением в суд о взыскании суммы займа, и причитающихся по договору займа процентов. Юристы, привлеченные группой, осуществили подготовку исковых заявлений, отзывов истца, ходатайств сторон и иных документов. В ходе судебного разбирательства по делу № 2-317/11, Умрихин В.В. предоставил справки о наличии психического расстройства и потери памяти. Однако, не смотря на все медицинские показания, Умрихин В.В. признал иск в полном объеме (с процентами в размере более 100 % годовых), с целью исключить признание судом несоразмерности неустойки. В итоге, суд определил способ исполнения судебного решения – обращения взыскания на предмет залога с публичных торгов.

В материалах дела № 2-317/11 содержится достаточное количество доказательств вины участников группы в совершении мошенничества:

– показания потерпевших и свидетелей, медицинские заключения, свидетельствующие о неспособности Умрихина В.В. понимать последствия своих действий, в том числе, последствия заключения договора займа;

– документы, подтверждающие факт обращения взыскания на имущество, свидетельствующих о введении Гребнева И.А. в заблуждение, иные материалы и документы, подтверждающие факт совершения преступления, предусмотренного ч. 4. ст. 159 УК РФ.

В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. отмечалось: «Получение имущества под условием выполнения какого-либо обязательства может быть квалифицировано как мошенничество лишь в том случае, когда виновный еще в момент завладения этим имуществом имел цель его присвоения и не намеревался выполнять принятое обязательство» (п. 12). У Умрихина В.В. не было намерения возвращать сумму займа, и не было достаточных доходов, которые бы предполагали возврат столь значительной суммы денежных средств. Деньги для выплаты Умрихиным В. В. процентов по договору займа с Даваловой Т. А. (в течении пяти месяцев) были получены им от самой Даваловой Т.А., что установлено материалами дела № 2-317/11. Давалова Т.А. изначально заявляла в суде способ взыскания суммы займа – обращение взыскания на квартиру Гребнева И.А. (а не с заемщика Умрихина В.В.).

Гребнев И.А. сам подписал договор залога, создав предпосылки для обращения взыскания на его имущество. Как специально подчеркивалось в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г.: «Судам следует иметь в виду, что признаком мошенничества является добровольная передача потерпевшим имущества, или права на имущество, виновному, под влиянием обмана или злоупотребления доверием» (п. 12). Внешне, передача имущества, или права на него, происходит вполне добровольно. Однако, волеизъявление потерпевшего при этом дефектно; потерпевший действует под влиянием обмана или злоупотребления доверием.

Субъективная сторона описываемого мошенничества характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. При этом, принципиальное значение имеет то обстоятельство, что эта цель возникла у членов группы до применения мошеннических способов – обмана или злоупотребления доверием, после посещения квартир, принадлежащих Гребневу И.А., которые являются не обычными объектами для рынка недвижимости Санкт-Петербурга, а выявленными объектами культурного наследия, открытыми для посещения многими людьми.

По мнению общественных специалистов, все элементы состава преступления, предусмотренного ч. 4. ст. 159 УК РФ, по заявлению И.А. Гребнева, имеются в наличии. Согласно п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», мошенничество, присвоение или растрата, в соответствии с частью 2 статьи 35 УК РФ, считаются совершенными группой лиц, по предварительному сговору, при условии, что в этих преступлениях участвовали два и более лица, заранее договорившиеся о совместном их совершении. Кроме этого, до сих пор следственные органы не выполнили постановление заместителя прокурора Центрального района СПб, которое обязывало проведение в отношении Умрихина В.В. судебной психолого-психиатрической экспертизы.

В материалах КУСП имеется копия определения суда, в котором сказано, что Умрихин В.В. не возражает от прохождения СППЭ, но суд отказывает в удовлетворении ходатайства Гребнева И.А. о проведении  Умрихину В.В. данной экспертизы.

И наконец, в материале КУСП имеется много написанных собственной рукой заявлений о совершенном преступлении самим Умрихиным В.В., поданных в правоохранительные органы в разное время, правильно оформленных, в которых он сам рассказывает об обстоятельствах совершенного преступления. Что же еще нужно органам дознания, которые раз за разом отказывают И.А. Гребневу в возбуждении уголовного дела в отношении группы лиц, с измененными фамилиями, но которые хорошо известны следователям?

Заявитель И.А. Гребнев неоднократно подавал жалобы в порядке статьи 125 УПК РФ на многократные и незаконные отказы в возбуждении уголовного дела по материалам проверки КУСП № 36385 от 10.08.2012 года. В соответствии с пунктом 4 статьи 7 УПК РФ, определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Конституционный Суд РФ в Определениях от 23.09.2010 г. № 1125-О-О и от 25.01.2007 г. № 5-О указал, что «статьи 144 и 145 УПК РФ, как по буквальному смыслу, так и в системном единстве с частью четвертой статьи 7, частью первой статьи 11, статьями 24, 140, 141, частью первой статьи 145 и частью первой ст.148 этого Кодекса,  не предполагают право соответствующих органов и должностных лиц разрешать вопрос об отказе в возбуждении уголовного дела без вынесения законного, обоснованного, мотивированного решения. Напротив, они прямо предусматривают обязанность органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа выносить по результатам рассмотрения сообщения о преступлении (КУСП) мотивированное постановление…».

Такое постановление, в силу части четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации, должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Иное явилось бы нарушением не только процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, но и названных Конституционных прав (Постановление Конституционного Суда РФ от 3.05.1995 г. № 4-П, Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 г. № 42-О).

Согласно п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 51 от 27.12.2007 г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», обман, как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена статьей 159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений, либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги, или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества, или иного лица, в заблуждение. Сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (либо сведения, о которых умалчивается) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности, к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям.

Согласно п.2 указанного постановления, о наличии умысла, направленного на хищение, могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательства, или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов, или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличие задолженностей и залогов имущества, создании лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон сделки.

Постановления следователей СУ УМВД РФ по Центральному  району Санкт-Петербурга об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам поверки КУСП № 36385 от 10.08.2012 г. являются незаконным по следующим основаниям:

– проверка по заявлению в полном объеме не проведена, выводы органа дознания не основаны на законе, не соответствуют обстоятельствам дела;

– изложенные И.А. Гребневым в заявлении обстоятельства не проверены;

– указания Прокурора о проведении конкретных проверочных мероприятий не выполнены;

– выводы об отсутствии состава преступления основаны на неисследованных обстоятельствах.

В обоснование принятого процессуального решения орган дознания сослался на наличие гражданско-правовых отношений. Однако указанный вывод не соответствует обстоятельствам дела и является исключительно голословным и надуманным, а также свидетельствует о некомпетентности органа дознания, либо об очевидном нежелании проверить обстоятельства совершения преступления.

Сославшись на наличие гражданско-правовых отношений, орган дознания абсолютно безосновательно и ошибочно исходил из того, что в суде рассматривался иск Даваловой Т.А. к Гребневу И.А. о взыскании денежных средств по договору займа, и иск Гребнева И.А. к Умрихину В.В. о взыскании денежных средств в порядке перехода права требования к новому кредитору. Однако, сославшись на решения суда, орган дознания не привел в постановлении ни одного доказательства в обоснование такого вывода, не указал, какое отношение имеют к преступлению указанные иски и решения по ним, о наличии признаков которых заявитель указывал в своем заявлении о преступлении. Как судебные решения о взыскании денежных средств соотносятся с признаками преступления, предусмотренного статьей 159 УК РФ? Исключают ли судебные решения и установленные по ним обстоятельства и факты возможность возбуждения уголовного дела и привлечения к уголовной ответственности мошенников, похитивших имущество И.А. Гребнева?

Как много вопросов возникло после изучения материалов дела. Разве может быть такое, что судебное производство могло стать запланированной частью мошенничества? Разве злоумышленники могли заранее готовить почву и основания для подачи иска в суд о взыскании долга по договору займа? Само заключение Договора займа и, соответственно, Договора залога (предметом которого были квартиры в центре Санкт-Петербурга), разве могло быть частью плана по завладению имуществом И.А. Гребнева? «Кредитор», она же – залогодержатель, и другие участники, действуя группой лиц, разве могли умышленно заранее готовить основания для искового производства и обращения квартир И.А. Гребнева в пользу Залогодержателя?

Общественные специалисты считают, что гражданско-правовые способы защиты члены предполагаемой преступной группы использовали для незаконного обращения в собственность принадлежавшего И.А. Гребневу недвижимого имущества, путем обращения в суд с иском, для получения необходимого для этого судебного решения. Вынесение судебного решения не может служить основанием для легализации приобретенного недвижимого имущества, поскольку для этого использованы заведомо незаконные действия и способы, в частности, обман и злоупотребление доверием, что является признаком состава уголовно-наказуемого мошенничества.     При этом следует учитывать то обстоятельство, что в рамках судебного разбирательства по гражданскому иску не могут быть использованы такие способы доказывания, которые возможны лишь в рамках расследования по уголовному делу. Данные обстоятельства не были проверены следователем, что и послужило причиной незаконного принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела.

Факт подписания договора залога Гребневым И.А. не является доказательством наличия между сторонами исключительно гражданско-правовых отношений. Следует иметь в виду, что по внешним признакам, передача потерпевшим имущества, либо денежных средств, может происходить как добровольно, так и в условиях обмана. Состав преступления, предусмотренного ст.159 УК РФ, заключается в том, что такая передача имущества происходит под влиянием обмана и/или злоупотребления доверием, которые и является квалифицирующим признаком указанного преступления. Умысел мошенников состоит в том, чтобы получить чужое имущество, либо денежные средства, с целью их присвоения в свою собственность, без намерения их возвратить.

Из материалов дела следует, что обман при подписании договора залога имущества И.А. Гребнева, заключался в том, что займодавец Давалова Т.А. была хорошо осведомлена о том, что Умрихин В.В., заключив договор займа на сумму 14 000 000 рублей, на совершенно кабальных условиях, не имел реальной возможности возвратить заемные средства, которые, к тому же, ему фактически не передавались. Более того, он не имел намерения возвращать долг, о чём заведомо знала Давалова Т.А., в чем и заключался смысл их совместного сговора для совершения корыстного преступления.

Данные обстоятельства в рамках гражданского дела не были установлены решением суда, и должны стать предметом исследования в рамках уголовного дела, которое должно быть возбуждено за действия указанных лиц, предопределив утрату как имущества, так и возможность взыскания с неплатежеспособного Умрихина В.В.

Указав в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела о том, что все участвующие в совершении сделки лица опрошены, следователь не дал никакой оценки их объяснениям. О чем может свидетельствовать отсутствие у Умрихина В.В. реальной финансовой возможности исполнить обязательство по займу, а также, в связи с вновь открывшимися обстоятельствами, сокрытая информация о наличии у Умрихина В.В. задолженностей различным банкам на крупные суммы?

В частности, органами дознания не дана оценка объяснениям и неоднократным заявлениям Умрихина В.В. о том, что 14 000 000 рублей он от Даваловой Т.А. никогда фактически не получал. Более того, Умрихин В.В. написал заявление о совершенном преступлении и явке с повинной. Заявление Умрихина В.В. о совершенном  преступлении и его объяснения о неполучении им денежных средств по договору займа очевидно и, безусловно, свидетельствует о наличии признаков мошенничества. Однако, вопреки указанным фактам, орган дознания их проигнорировал, и отказал в возбуждении уголовного дела.

Специалисты общественного контроля полагают, что в материалах проверки имеются все предусмотренные статьей 140 УПК РФ поводы и основания, необходимые для возбуждения уголовного дела. В связи с этим, общественные контролеры считают, что необходима не только отмена незаконного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, но и возбуждение уголовного дела. Отказ в возбуждении уголовного дела по очевидному факту совершенных в отношении И.А. Гребнева преступлений, а также неоднократное вынесение ранее незаконных и необоснованных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, привели к следующим негативным для И.А. Гребнева последствиям: указанное бездействие органа дознания препятствует доступу И.А. Гребнева к правосудию, нарушает предусмотренное ст.6.1 УПК РФ право на разумное уголовное судопроизводство, поскольку с момента обращения И.А. Гребнева с заявлением о преступлении прошло более пяти лет. Все это время орган дознания занимается отпискам и вынесением заведомо незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в условиях, когда все признаки преступления имеются, и уголовное дело  может быть возбуждено. Только возбуждение уголовного дела позволит детально, подробно и тщательно выяснить все обстоятельства совершенных в отношении И.А. Гребнева преступных действий. Только в рамках возбужденного уголовного дела возможно проведение следственных действий, совершение которых невозможно при проведении доследственной проверки. Как минимум, необходимо проведение очных ставок между И.А. Гребневым, Умрихиным В.В., Иванушкиной Н.Ф., Свистуновой С.В. и Даваловой Т.А., а также назначение и проведение судебных экспертиз.

Руководствуясь статьями 11, 125 УПК РФ, необходимо признать незаконными и необоснованными постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенные следователями СУ УМВД России по Центральному району Санкт-Петербурга по материалу проверки КУСП № 36385 от 10.08.2012 г. Генеральному Прокурору РФ необходимо обязать руководителя СУ УМВД России по Центральному району Санкт-Петербурга устранить допущенное нарушение закона, возобновить проверку с целью возбуждения уголовного дела в отношении виновных лиц. Иначе получится, что все интересное для мошенников имущество граждан РФ волшебным образом перейдет в руки мошенников, и их пособников. Кто тогда будет голосовать на выборах? И за кого?

Вот к чему привели И.А. Гребнева и его жену Т.А. Васильеву предполагаемые мошеннические действия упомянутой здесь группы лиц:

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*