Крах «Уником Партнера», часть четвертая: спасти компанию можно, если Игорь Кузьмин и связанные с ним фирмы вернут займы

Мы уже рассказали, кто, как и с какой целью довел крупнейшую уральскую универсальную инвестиционную компанию «Уником Партнер» фактически до финансового краха, сделал все, чтобы Центробанк пошел на крайние меры и лишил ее всех лицензий на право работы.

Однако инициатор преднамеренного банкротства, бывший генеральный директор «Уником Партнера» Игорь Кузьмин на этом не успокоился: судя по его  поведению, он намерен добить тонущую компанию и, что называется, «спрятать концы в воду». Это может обернуться большой жизненной бедой для сотен вкладчиков,  поверивших щедрым посулам бывшего руководства инвесткомпании и доверивших ей все свои сбережения.  Возможно ли остановить разрушительную деятельность Кузьмина, вернуть вклады населению и юридическим лицам, можно ли, наконец, попытаться спасти компанию и вернуть ей ее доброе имя – обо всем этом в беседе с одним из соучредителей, новым генеральным директором  «Уником Партнера»  Михаилом Павловым.

«Потребитель»: Михаил Николаевич, как же так получилось,  что учредители, одним из которых являетесь и вы, несколько лет терпели все «художества» Кузьмина, в конце-концов поставившие «Уником Партнера» на грань банкротства?

Михаил Павлов: Вероятно, в этом есть доля нашей вины. Но здесь надо учесть,  что среди учредителей нет специалистов, досконально знающих фондовый рынок, специфику работы в этой области. А Кузьмин на этом специализировался, специально этому обучался, работал в структурах этого рынка. К тому же видели бы, с каким апломбом он умел преподнести себя, как умел красиво и убедительно говорить…  Мы, да и клиенты компании доверяли ему.

«Потребитель»:  Когда же «прозвенел первый звонок», свидетельствующий, что за красивым фасадом идет грязная возня, направленная на разрушение компании?

МП:  Осенью минувшего года, когда Центробанк отобрал у «Уником Парнера» лицензии. Тут даже несведущий в фондовом рынке человек не мог не заметить, что в компании далеко не все благополучно. Стали спрашивать у Кузьмина – что происходит?  А он отвечал, что ничего страшного, что он оспорит отзыв лицензий, а скоро вернутся деньги из-за рубежа и финансовое положение компании выправится.  Все это длилось несколько месяцев.  Сроки поступления денег Кузьмин постоянно сдвигал,  документы по оспариванию решений Центробанка подготовлены не были.

Учредители решили подключить юристов для анализа происходящего.  Выяснилось, что их фактически нет, единственный юрист (некая г-жа Чебанюк) бегает по судам  только по искам к Кузьмину. А интересы компании в судах никто не представляет и не отстаивает. По сути,  Кузьмин поставил крест на компании с лета 2014 года и по этой причине перестал во время реагировать на акты ЦБ, контролировать судебные процессы. Фактически самоустранился от управления. Учредители порекомендовали ему привлечь юристов для обслуживания компании, выдать им доверенности на представление ее интересов в судах. Как всегда Кузьмин не сказал «нет», но и доверенности не оформил. Сказал, что их должен проверить «его» юрист. История с доверенностями тянулась еще две недели. Но они так и не были подписаны — то сроки не те, то полномочия широки… А суды идут. Процессуальные сроки истекают. Это было последней каплей, переполнившей чашу  терпения учредителей.

«Потребитель»:  Что же вы сделали?

МП: В марте мы созвали внеочередное собрание учредителей и решили снять Кузьмина с должности генерального директора, а также потребовали  у него передать архив предприятия с тем, чтобы новый директор попытался спасти то, что еще можно было спасти.  Новым генеральным директором «Уником Партнера» предложили стать мне.

«Потребитель»:  И вы согласились?

МП: Конечно,  никакой нормальный менеджер не пойдет директором в обанкротившуюся компанию.  Но я то один из учредителей «Уником Партнера», хотя и миноритарный.  В результате финансового краха, к которому привел компанию Кузьмин, и я понес убытки…  Ведь я наравне с другими учредителями внес в уставной фонд свою личную недвижимость. По сути, взносы учредителей – деньги, акции, недвижимость –  и являлись реальными активами предприятия. Поэтому я согласился занять пост генерального директора, чтобы попытаться разобраться с причинами краха корпорации.

«Потребитель»:  Кузьмин передал вам документацию по компании?

МП: В том-то и проблема, что нет. Ничего нет – ни данных бухгалтерского и налогового учета, ни документов, подтверждающих доходы и расходы, уплату налогов с февраля 2011 по февраль 2015 годов… Ничего.  Ни договоров с клиентами на депозитарные, брокерские и прочие услуги, ни каких-то свидетельств о наличии у «Уником Партнера» акций,  клиентского имущества. Ладно хоть учредительные документы передал… Наши предложения передать архив Кузьмин игнорирует, видимо умышленно пытаясь запутать дело и скрыть следы своей деятельности. Все это очень затрудняет нашу работу. Мы обратились в Свердловский арбитражный суд с просьбой обязать Кузьмина передать документацию, но результатов пока нет.

«Потребитель»: Вы провели ревизию имеющегося у «Уником Партнера» имущества?

МП: Проводим, но и здесь много сложностей. Пытаемся сохранить то, что осталось. Часть недвижимого имущества Кузьмин пытался напоследок продать, часть его по каким-то причинам находится в чужих офисах на улицах Луначарского, Тольятти.  Пока недостача выявлена примерно на 2,5 миллиона рублей. Разбираемся.

«Потребитель»:  А что с многомиллионными займами, которые Кузьмин без согласования с учредителями раздавал каким-то темным фирмам?

МП:  Здесь дела обстоят не лучше. В марте 2014 года Кузьмин, как вы справедливо заметили, без согласования с учредителями предоставил некому московскому ООО «Эльза» займ в объеме 20 миллионов рублей под 20 процентов годовых. Якобы на подготовку и организацию  работ по выпуску неких финансовых инструментов.  Мало того, «Эльза» обязалась еще выплатить 20 миллионов комиссионных.  Срок выплат – 1 октября того же года. Но до сих пор займ не возвращен, нет и ни комиссионных, ни процентов по займу.  Теперь общий долг «Эльзы»  нашей компании с учетом суммы процентов по займу, комиссионных и неустоек составляет свыше 95 миллионов рублей.

Годом раньше, в июле 2013 года, Кузьмин таким же образом предоставил займ в размере 1 миллиона евро швейцарской компании Евросвисс Инвестмент Холдинг под 3 процента годовых. С тех пор от этой самой швейцарской фирмы ни слуху ни духу – займ не возвращен,  проценты не выплачиваются.  Сегодня с учетом пени и процентов общий долг швейцарской фирмы «Уником Партнеру»  составляет около 1,2 миллиона евро.

«Потребитель»: А сам Кузьмин брал займы в «Уником Партнере»?

МП:  Брал, и регулярно. Только с декабря 2013 по февраль 2015 он вытянул из «Уником Партнера»  шесть займов более чем на 41 миллион рублей. Даже с учетом того, что он оформлял себе займы под минимальный процент – 5,5 годовых, его личный общий долг компании сегодня превышает 45 миллионов рублей. Деньги он возвращать не хочет.

«Потребитель»:  Вы надеетесь вернуть займы, которые раздал Кузьмин сомнительным фирмам и взял себе?

 МП: Мы делаем для этого все, что в наших силах. В арбитражные суды Москвы и Свердловской области поданы исковые заявления о взыскании с фирм «Эльза» и Евросвисс Инвестмент Холдинг долгов, в Октябрьский районный суд Екатеринбурга – о взыскании долга лично с Кузьмина.  Аналогичные обращения направлены в Генеральную прокуратуру РФ, прокуратуру Москвы, а также, учитывая социальную значимость «Уником Партнера» для Свердловской области – в Федеральную службу безопасности. Кроме того, в Следственное управление Следственного комитета РФ по Свердловской области подано заявление о привлечении Игоря Кузьмина к уголовной ответственности по признакам хищения чужого имущества в крупных размерах с использованием своего служебного положения.

К сожалению, рассмотрение дел о взыскании долгов в судах тормозится по техническим причинам – мы не в состоянии уплатить судебные пошлины, так как счета «Уником Партнера» арестованы. Но мы ищем выход из этой ситуации, в частности, просим предоставить отсрочку по уплате пошлины. Надеемся, что суды нас услышат.

«Потребитель»:  В средствах массовой информации говорилось, что в активах «Уником Партнера» значилось значительное количество дорогостоящего редкоземельного металла осмия. Где он сейчас находится?

 МП: С  этим металлом вообще странная история. Действительно, «Уником Партнер»  располагал около 17,5 килограммами осмия, который на мировом рынке ценится весьма дорого. Однако в июне 2014 года Кузьмин взял у екатеринбургского ООО «Промрезерв» займ, залогом которого стал этот металл. Сначала осмий оставался у нашей компании, однако спустя месяц, в июле того же года, он был передан на ответственное хранение «Промрезерву».  С какой целью это было сделано – трудно сказать. Мы обратились в Уральскую государственную инспекцию пробирного надзора с просьбой разъяснить,  насколько правомерна такая сделка. Нам ответили, что для хранения драгоценных металлов «Промрезерв» должен был встать на спецучет. А это предприятия на таком учете не состоит. Следовательно, и передача Кузьминым осмия на хранение «Промрезерву» незаконно. Поэтому мы были вынуждены обратиться в Управление ФСБ России по Свердловской области с просьбой проанализировать эту ситуацию и дать ей соответствующую оценку.

 «Потребитель»:  Как вы расцениваете перспективы «Уником Партнера»?

МП: Если мы сумеем взыскать долги по розданным Кузьминым займам, если он сам вернет долг и другие  активы, в том числе выведенное им имущество, «Уником Партнер» сумеет рассчитаться с клиентами и продолжить работу. Всегда хочется верить в лучшее.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*