«Нефтянка» разрушается. Кто виноват и что делать?

Весьма оригинальным бизнесом занят пермский предприниматель Иван Ли – он приобретает машиностроительные заводы и доводит их до банкротства,  разрушает до основания.

Производство полностью прекращается или сокращается в разы, тысячи высококвалифицированных рабочих выбрасываются на улицу. Причем, бьет господин Ли по самому чувствительному месту для российской экономики – производству оборудования, в первую очередь буровых установок, для нефтяной и газовой отрасли. Нет буровых – значит, нет и новых скважин, нет прироста добычи сырьевых энергоресурсов, сокращается наполнение государственного бюджета.

Трудно поверить, что такое возможно в наше время, когда страна живет в условиях всевозможных санкций со стороны США и Европы, когда государство ведет курс на импортозамещение, на развитие и модернизацию собственных производств, в первую очередь именно машиностроения, когда на это тратятся огромные средства и силы.  Но, к сожалению, последствия разрушительной деятельности господина Ли говорят сами за себя. Ярким примером является ситуация на ОАО «Кунгурский машиностроительный завод».

Предприятие имеет давнюю трудовую историю и являлось одним из градообразующих для Кунгура. В 2004 году на нем работало около 4000 человек. На тот период КМЗ был основным производителем мобильных буровых установок и фактически обеспечивал ими всю нефтяную и газовую отрасль. На его долю приходилось более 40% рынка профильной продукции. Завод был широко известен среди специалистов нефтегазовой отрасли. Его продукция, помимо российского рынка, поставлялась на экспорт в страны ближнего и дальнего зарубежья – более 20 государств.

Но так было до 2004 года, пока владельцем КМЗ не стал новый собственник – Иван Ли. С его приходом все кардинально изменилось. К 2012 году завод уже имел задолженность перед Сбербанком в 800 млн.руб., а имущество предприятия было заложено для обеспечения этих кредитов. С учетом процентов по кредитам и пеней, сумма долга предприятия превышала 900 млн. рублей.

Кадровая политика, проводимая новым собственником предприятия, привела к резкому оттоку с него квалифицированных специалистов. Иногда люди покидали завод целыми группами. Специалисты переходили на работу к конкурентам, значительно усиливая их, или создавали свои производства, увеличивая конкуренцию и сокращая долю КМЗ на рынке. Заработная плата рабочих предприятия была и остается одной из самых низких в машиностроительной отрасли. На предприятии продолжают трудиться люди, в силу объективных причин не имеющие возможности покинуть родной город.

Новый собственник предприятия оправдывал такое резкое ухудшение ситуации на предприятии бездарным руководством назначаемых им же самим директоров завода. Время от времени в отношении освобождаемых от должности директоров даже возбуждались уголовные дела.

Но огрехи в управлении предприятием никак не могут объяснить отсутствие на протяжении 14 лет инвестиций в предприятие, отсутствие новых проектов и модернизации. Именно этого ждали от нового собственника предприятия, когда он приобретал завод. Решение именно этих вопросов, казалось бы, и должно было являться главной задачей Ивана Ли, если его целью, конечно,  было сохранение предприятия и развитие производства.

Однако за время его владения предприятием не реализовано ни одного проекта по увеличению капитализации предприятия, расширению или модернизации производственных мощностей. Как результат – в настоящий момент КМЗ представляет из себя печальное зрелище: на предприятии периодически трудится всего около 35-40 человек из 4000. Цеха, коммуникации, оборудование находятся в крайней степени изношенности – все требует замены или модернизации.

Наверное, можно и дальше сваливать вину на якобы неграмотных директоров предприятия, которых сам же собственник и нанимал, но «плохой» директор или неграмотное управление никак не объясняют, куда же делась вся прибыль предприятия – с учетом того, что в период высоких цен на нефть предприятия нефте- и газодобывающей промышленности выстраивались в очередь за оборудованием, которое производил КМЗ. Так же нет ответа на вопрос – куда пропали 800 млн. рублей кредитов Сбербанка. Быть может, они пошли на оплату услуг английской аудиторской компании «Accenture», которая два года консультировала Ли и которой он выплатил за это, по его словам, огромные деньги? Но советы англичан не помогли, да и могли ли помочь российскому предпринимателю?

 Так, может быть, надо не искать «виноватого» среди часто сменяемых  директоров предприятия, а стоит глубже разобраться в причинах системного, на наш взгляд, кризиса на предприятии? Ведь в основе всего лежит политика собственника по формированию  стратегии развития предприятия, в том числе, решение им вопросов инвестиций, организации новых проектов, модернизации производства. Без решения этих важнейших вопросов, которые изначально находятся в компетенции собственника предприятия, любое производство обречено.

Стоит ли говорить, что Иван Ли всячески пытается снять с себя ответственность за развал предприятия, обвиняя во всем привлеченных им же директоров. Для непосвященного в реальную ситуацию доводы Ли Ивана Алексеевича о «нерадивых» директорах, вероятно, звучат убедительно. И можно было бы даже поверить, что так и есть на самом деле, что вот попались ему все, как один, нерадивые, если бы такая ситуация была для него уникальна, если бы за его плечами был авторитет и положительный опыт развития других предприятий.

Но и на другом некогда успешном предприятии – «Ишимбайском машиностроительном заводе», который также имел несчастье быть приобретенным Иваном Ли, произошла аналогичная ситуация, что и на КМЗ. И директора там были другие, а итог тот же. В результате реализации его «талантливо» выстроенной стратегии, ИМЗ фактически прекратил  существование. Трудовой коллектив разошелся по другим предприятиям, а имущественный комплекс завода был выставлен на продажу.

Ситуацию в Ишимбае удалось стабилизировать только благодаря вмешательству местных и республиканских властей Башкирии, которым удалось отстранить Ли от управления предприятием и буквально вырвать из его рук важнейшее для города производство. В настоящий момент с помощью местных и республиканских властей уже ведется активный диалог с инвесторами и существует реальный прогноз на восстановление машиностроительного завода.

В Кунгуре иная ситуация. Здесь Ли продолжает осуществлять свою деструктивную деятельность. Муниципальные и региональные власти в ситуацию предпочитают не вмешиваться, видимо, полагая, что правоохранительным органам достаточно будет назначить ответственным за все очередного «стрелочника». И лучше, если это снова будет кто-нибудь из бывших директоров предприятия. И ситуация сразу наладится.

Однако знакомые с ситуацией люди отчетливо понимают, что пока такой собственник, как Иван Ли, находится у руля предприятия, инвестор, который мог бы вложить средства в восстановление производства на ОАО «Кунгурский машиностроительный завод», не появится. А значит, надежды на возрождение некогда процветающего предприятия – нет.

Какие же мотивы побуждают господина Ли вести деятельность, направленную на разрушение отечественного машиностроения? Ведь мало того, что эта деятельность наносит огромный ущерб стране, она еще и вредит самому предпринимателю, поскольку его предприятия банкротятся, влезают в огромные долги, имущество выставляется на продажу. Версий здесь может быть множество. На ум приходят даже некоторые сюжеты из недавно показанного телевизионного сериала «Спящие», где враждебные силы всячески стараются сорвать важные для нашей страны контракты, помешать развитию наших международных отношений, ослабить наши позиции в экономической сфере. Но это уже, наверное, крайность.

Истина, на наш взгляд, кроется, все же, в корыстных интересах Ли.  Не исключено, что его цель – стать монополистом на рынке производства оборудования для «нефтянки». Как-то в одном из интервью господин Ли проговорился,  что два-три года назад он вел переговоры о покупке завода по производству бурового оборудования в США. Если бы ему это удалось, он мог бы закрыть аналогичные заводы в России и поставлять российским нефтяникам и газовикам американские станки. Естественно, на своих условиях и по завышенным во много раз ценам. Но, к счастью, сделка не состоялась. Тогда, на переговорах, владелец американского завода рассмеялся Ли прямо в лицо и сказал: «Вот вы сейчас сюда приехали… Вам не стыдно? Сто лет назад ваши специалисты учили нас добывать нефть в Техасе, а сейчас Вы к нам приезжаете и пытаетесь купить у нас предприятие по производству буровых установок…».

Американцы действительно могут смеяться. А нам как-то не хочется. Ведь пока такие господа, как Ли,  грубо говоря, гробят отечественные предприятия, все наши планы по импортозамещению, по экономическому рывку в ближайшие годы находятся под угрозой срыва.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*