Одиночка против системы. Евгений Доринский может не дожить до приговора?

Бывший топ-менеджер «дочки» УГМК с 2015 года находится под административным прессингом: его обвиняют в присвоении цветмета на сумму около 150 млн рублей. В ходе процесса якобы «потерпевшие» уже начали путаться в показаниях, адвокаты Доринского имеют все шансы доказать его невиновность, но… здоровье обвиняемого настолько подорвано, что все может кончиться трагедией.

Подстава

Около семи лет, до 2012 года Евгений Доринский работал коммерческим директором верхнепышминского ЗАО «УГМК-Вторцветмет» (ВЦМ), входящего в холдинг Уральской горно-металлургической компании. Он был совладельцем этой дочерней фирмы УГМК и решал вопросы поставки лома на предприятие.

В 2015 году против него было возбуждено уголовное дело по ст. «Мошенничество в особо крупных размерах». Спустя четыре года компании-поставщики лома цветмета обвинили его в присвоении почти 700 тонн товара. Но уже в 2017 году дело полностью развалилось, заявители не смогли представить достаточно доказательств, да и к тому же, суд ознакомился с аудиозаписью, на которой «потерпевший» Александр Акуленок рассказывает, что заплатил за возбуждение дела против Доринского пять миллионов рублей.

За это время Доринский провел 1,5 года в СИЗО и еще полгода – под домашним арестом, что конечно, не могло не отразиться на состоянии здоровья.

Тем временем, прокуратура Верхней Пышмы обжаловала решение суд а и… все началось заново. Подробнее об этой странной истории и непонятных поступках суда можно прочитать здесь.

Довели

В настоящее время Евгений Доринский уже, практически, инвалид. У него диагностирован целый «букет» сердечно-сосудистых заболеваний: гипертония 3 степени, прогрессирующая стенокардия и ишемическая болезнь сердца. Проще говоря, человек буквально балансирует на грани. Сердечные приступы один за другим. Необходим постоянный медицинский контроль состояния.

И вот в таком состоянии человека чуть ли не каждый вызывают в суд!

В конце июня, по просьбе больной матери, Евгений с официального разрешения судьи выехал на несколько дней в Краснодарский край, где она проживает. Помочь, поддержать. Следует отметить, что Евгений глубоко верующий человек и в помощи матери не отказывает.

Там Доринского настиг очередной приступ. Ситуация была очень серьезная и врачи его госпитализировали.

Живым или мертвым

Доринский провел последние два месяца на больничной койке.

В такой ситуации даже банки прощают кредиторам просрочки. Но судебные приставы руководствовались какой-то своей, вымороченной логикой. И начались требования во что бы то ни стало вернуть больного в Екатеринбург.

Дело дошло до давления на главврача! Растерявшись, та сказала: «Да, в данный момент Доринского можно транспортировать, но в любой момент, через час или по приземлении ему может стать хуже, и он скончается у вас на руках».

Приставы услышали только то, что хотели. Риск угробить обвиняемого они не восприняли. Или же, их бы устроил и такой итог?

Возникает простой вопрос. Обвиняемый в любой момент, даже в зале суда, может впасть в критическое состояние и отключиться. Понадобится реанимация. У него есть законные представители, способные ответить на любой вопрос суда. Ну, так зачем мучить серьезно больного человека, которого вы сами же и довели до такого состояния?!

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*