Отходы и доход

Есть в этом прекрасном мире такая прекрасная организация как «Greenpeace». У всех, кто хотя бы изредка просматривает более или менее серьезную информационную периодику, данное слово, что называется, на слуху. На слуху по той простой причине, что этот самый (эта самая – род можете выбрать сами) «Greenpeace» активничает на полный ход. Но данная активность очень часто оказывается весьма сомнительного толка. Есть такая замечательная русская поговорка – не глядя в святцы бухнуть в колокола. Если дело касается каких-то простеньких обстоятельств, то слабо мотивированный колокольный звон бестолковому звонарю можно простить. В случае же с экологическими активистами от «Greenpeace» и родственных ему организаций все обстоит по-иному. Их звон замешан, как правило, в элементарных подменах понятий – что есть не только предосудительно, но и просто неприлично. Именно так обстоят дела в такой теме, как импорт так называемых «урановых хвостов» из Германии в Россию компанией «Urenco».

Что к чему.

В чем суть этого самого звона от «Greenpeace»? В том, что с 2019 по 2022 год планируется ввезти около двенадцати тысяч тонн радиоактивных отходов. А всего в России таковых отходов скопилось примерно миллион тонн. Страшно? Конечно. А есть ли в этом самом страхе та самая подмена понятий? Давайте попробуем разобраться.

Речь здесь идет об обедненном гексафториде урана (далее – ОГФУ), веществе, образующимся в результате функционирования ядерных энергетических блоков, работающих на медленных, тепловых нейтронах. Аргументация деятелей от «Greenpeace» сводится к следующему.

«В соответствии с Федеральным законом «Об использовании атомной энергии» радиоактивными отходами считаются ядерные материалы и радиоактивные вещества, дальнейшее использование которых не предусматривается. Их ввоз в Россию для хранения, переработки или захоронения запрещен» (цит. по одному из «экологических сайтов»). Золотые слова! И кто б с этим спорил! Вот только здесь необходимо уточнить само понятие – радиоактивные отходы.

Так вот,  в соответствии  с  федеральным  законом  Российской  Федерации  «Об использовании  атомной  энергии»  №  170-ФЗ  от  21  ноября  1995  г.  и

заключением экспертов МАГАТЭ (ISBN 92-64-195254, 2001), ОГФУ не является

радиоактивным  отходом  и  рассматривается  в  качестве  ценного

энергетического ресурса – дополнительного источника природного урана. Проще говоря, этот самый ОГФУ подлежит дальнейшей переработке – и уже в силу данного обстоятельства каким бы то ни было отходом не является. И это не формальность – это самая суть того, что планируется сотворить в данном плане.

Чтобы не быть голословными, процитируем выдержку из одного документа «Росатома», а именно: из проекта «Программы безопасного обращения с обедненным гексафторидом урана Госкорпорации “Росатом”».

«Использование  обедненного  урана,  полученного  при  реконверсии

ОГФУ,  планируется  в  долгосрочной  перспективе  для  топливообеспечения реакторов  на  быстрых  нейтронах.  Запасы  обедненного  урана  позволят обеспечить потребности «быстрой» энергетики на ближайшие тысячелетия. Оксиды  обедненного  урана,  получаемые  при  переработке  ОГФУ,  имеют статус  ядерно-чистого  сырья,  следовательно,  их  отнесение  к  категории радиоактивных  отходов  (то  есть  материалов,  дальнейшее  использование которых  не  предусматривается)  необоснованно». Конец цитаты.

Чувствуете разницу? Затейники из «Greenpeace» толкуют о тоннах отходов – то есть, веществ, переработке не подлежащих, судьба которых проста – хоронить и всего делов. «Росатом» говорит о том, что этот самый ОГФУ суть мощный источник топлива для энергоблоков на быстрых нейтронах (за которыми, кстати, будущее ядерной энергетики), и никакой это не отход – ни формально, ни фактически. Выводов по этому поводу не навязываем, ибо данная подмена понятий со стороны хитроумных экологов лежит на самой, что ни на есть, поверхности.

О доходах.

Итак, скажем еще раз, что упомянутый выше ОГФУ – это не есть отходы. По этому поводу возникает вполне резонный вопрос – а в чем выгода при работе с данным веществом? По нынешним временам вести разговоры об импорте-экспорте, не имея в виду экономическую составляющую означает немедленный вылет в трубу со всеми вытекающими из этого последствиями. Как же относятся к таковой экономике деятели от  «Greenpeace»? Извольте удостовериться. Итак, Владимир Сливяк, сопредседатель группы «Экозащита!», координатор кампании против ввоза радиоактивных отходов в Россию 2004-2009 годах: «Это циничный и аморальный бизнес. Он нужен «Urenco», чтобы сэкономить миллиарды евро на утилизации своих урановых «хвостов», отправив их в Россию. Поражает готовность «Росатома» зарабатывать на захоронении фактических иностранных отходов, что является нонсенсом в любой цивилизованной стране». Конец цитаты.

Слово «Росатому». Еще раз глянем в «Программу…», упомянутую выше: «в  значительной  части  как  российских,  так  и  зарубежных запасов ОГФУ (т.н. «богатых» отвалах) содержится такое количество изотопа U-235,  которое  делает  экономически  оправданным  его  повторное использование  в  качестве  сырья  для  производства  топлива  для  тепловых реакторов.  При этом  экономика  дообогащения  ОГФУ  определяется соотношением  цены  природного  урана  на  мировом  рынке  и  затратами  на доизвлечение  U-235  из  ОГФУ.  Благодаря  высокой  эффективности отечественной газоцентрифужной  технологии  обогащения,  эквивалент сырьевого  урана  разных  марок,  нарабатываемый  из  ОГФУ  на  российских разделительных  предприятиях,  имеет  привлекательную  стоимость  в сравнении с мировой ценой на природный уран, и поэтому используется при изготовлении топлива для АЭС российского дизайна».    

Почувствовали разницу? Еще раз – подмена понятий, в чистом виде. Кликушествующие экологи убеждают всех нас в том, что мы принимаем ядерные отходы для того, чтобы их захоронить – а денежки за это распилить. На самом деле мы принимаем ядерное сырье – которое в той же Германии переработать просто не могут, хотя и понимают, что этот самый ОГФУ суть практически неисчерпаемый источник топлива для энергоблоков нового поколения. Аргументация от экологов-провокаторов рассчитана на людей некомпетентных – и живущих по принципу «слышал звон, да не знаю где он». Аргументация «Росатома» обращена к тем, кто понимает, что нефть с газом суть энергоисточники невозобновимые, что всякого рода альтернативы в виде ветряков или приливных электростанций – это несерьезно, и что в будущем лучше жить с электроэнергией, чем с глобальной лучиной. 

О законах.

Деятельность «Greenpeace» и прочих, тому подобных «экологических» заведений сводится к тому, чтобы ударить по эмоциям неподготовленных людей. И ударить покрепче. А как это сделать получше? Основной способ – постоянно кричать о том, что это незаконно, незаконно и еще раз незаконно. Но при этом либо эти самые законы конкретно не упоминать, либо трактовать их самым произвольным образом. При этом оппонентам слова, как правило, не предоставляется. Что усугубляется тем, что этот самый оппонент в лице «Росатома» некоторым образом информационно закрывается – что вольно или невольно играет на руку экологическим кликушам.

Вот разговор об этих самых «богатых урановых хвостах», вокруг которых разгорелся весь сыр-бор. Давайте попытаемся развеять кое-какие сомнения, гнездящиеся в головах и в общественном мнении.

В чем заключается основная цель работы с ОГФУ? В том, чтобы перейти от накопления обедненного гексафторида урана к планомерному сокращения его количества, вплоть до полной ликвидации запасов этого вещества. На основании каких нормативных документов должен идти этот процесс? Вот вам их исчерпывающий перечень.

– Федеральный закон Российской Федерации “Об использовании

атомной энергии”, № 170-ФЗ от 21.11.1995;

– Федеральный закон Российской Федерации “Об охране окружающей

природной среды”, № 7-ФЗ от  10.01.2002;

– Федеральный закон Российской Федерации “О радиационной

безопасности населения”, № 3-ФЗ от 09.01.1996;

– Федеральный закон Российской Федерации “О санитарно-эпидемио-

логическом благополучии населения”, № 52-ФЗ от 30.03.1999;

– Постановление Правительства Российской Федерации “Положение о

системе государственного учета и контроля ядерных материалов”, 

№ 352 от 06.05.2008;

– Нормы радиационной безопасности СанПиН 2.6.1.2523-09; 

– Основные санитарные правила обеспечения радиационной

безопасности СП 2.6.1.2612-10 (ОСПОРБ-99/2010).

Перечень для чтения, возможно, скучноватый. Но он вполе годится для того, чтобы предметно ответить на истерики «экологов», например, сотрудника русского отделения «Greenpeace» Рашида Алимова, выставившего следующий ультиматум не пойми кому: «Мы требуем немедленно прекратить импорт урановых „хвостов“ в Россию, опубликовать документы об этих сделках и наказать виновных в заключении незаконных сделок».

Незаконных? Не слишком ли сильно сказано?

О безопасности.

О чем еще звонят «экологи», пытаясь посильнее ударить по эмоциям неподготовленной в данном вопросе аудитории? О рисках разгерметизации контейнеров с ОГФУ, расположенных на предприятиях «Росатома». Заметьте – не о реальных инцидентах с упомянутыми контейнерами, а о рисках. То есть, имеет место быть нормальная манипуляция по принципу «что было бы, если бы…». Как обстоят дела на самом деле – попробуем посмотреть.

Итак, то, что «экологи» называют отходами, тот самый ОГФУ образуется  и  хранится  на  четырех  предприятиях  разделительно-сублиматного  комплекса «Топливной  компании»  –  в АО «Уральский  электро-химический комбинат» (АО «УЭХК», г. Новоуральск Свердловской области), АО  «Производственное  объединение  “Электрохимический  завод”»  (АО  «ПО  ЭХЗ»,  г.  Зеленогорск  Красноярского  края),  АО  «Сибирский  химический комбинат»  (АО  «СХК»,  г.  Северск  Томской  области)  и  АО  «Ангарский электролизный  химический  комбинат  (АО  «АЭХК»,  г.  Ангарск  Иркутской области).

На всех этих предприятиях в части ОГФУ происходит следующее. Так называемые «богатые отвалы» прошлых лет перерабатываются на предмет извлечения U-235 и производства современного ядерного топлива из него. Что в итоге? Получение ценного энергоресурса, во-первых, и планомерное сокращение накопленного ОГФУ – во-вторых. После переработки данного вещества появляется так называемый ОГФУ вторичного обогащения, который помещается в новые упаковочные комплекты – что в весьма высокой степени повышает безопасность его хранения.

То есть – снижается общее количество перерабатываемого вещества. Плюс к этому – существенно повышается общая безопасность его хранения. Исчерпывающе? По мнению людей компетентных – да. По словам экологических звонарей – нет. Кому верить? Выбирайте сами.

О доходах.

И последнее. О доходах, и о их связи с действительной, а не истеричной экологией. Так вот, затраты на переработку ОГФУ серьезно превышают затраты на его хранение – это есть тренд на десятилетия. При этом в долгосрочной перспективе, благодаря более совершенной конструкции  упаковочных  комплектов  и  оптимизированной  технологии хранения  ОЗОУ,  достигается  дополнительная  экономия  затрат  на  хранение обедненного  урана.  При  использовании  в  будущем  обедненного  урана  в качестве  сырья  для  топлива  реакторов  на  быстрых  нейтронах  указанные затраты могут быть компенсированы ценой на это сырье.Скажите на милость, если имеется устойчивая основа для перспективного дела, почему бы им не заняться?

Но есть еще одно обстоятельство, которое должно было бы остудить горячие головы из «Greenpeace» и подобных ему заведений.

Пока что затраты на переработку ОГФУ превышают затраты на его хранение – таков факт сегодняшнего дня. Перспективы есть, они очевидны – но в настоящее время данный бизнес находится в стадии отработки. В свое время ситуация переменится – но сейчас переработка ОГФУ доходов не приносит. А приносит эта самая переработка следующее: уменьшается количество «урановых хвостов», повышается безопасность их хранения. То есть – работа с ОГФУ имеет явно выраженную положительную экологическую направленность. Вот это и есть нормальная экология – в отличие от звона деятелей из «Greenpeace»  и тому подобных заведений.