ПОВЕЛИТЕЛЬ СУДЕБ. Налоговик-карьерист банкротит предприятия ради должности в областной ФНС?

ИФНС №3  г. Кыштым Челябинской области  при  начальнике Алексее  Сумине заблокировала работу десятков предприятий г. Озерска. За  последние  три года прекратили  существование   более 30% малых и средних предприятий в округе. Резкое снижение  числа  налогоплательщиков  и  их повальное  бегство в  другие  регионы  уже  отрицательно  сказалось  на  экономике  и  уровне  жизни населения  Челябинской  области. В  Озерске  сотни  людей   лишились  работы  и  средств  к  существованию.

В начале 2019 года Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 3 по Челябинской области в г. Кыштыме выставила компании из г. Озерска требование об уплате налогов и прочих фискальных платежей. В тот момент предприятие находилось в непростой финансовой ситуации — заказчики задерживали оплату  и уплатить налоги в установленные законом сроки компания просто не смогла. Одновременно налоговая наложила арест на счета компании. В результате предприятие, на котором работают почти 200 человек, было практически парализовано — не выплачивалась зарплата, срывались сроки расчетов с поставщиками, пострадала деловая репутация компании в глазах кредиторов и партнеров.

Через некоторое время компания уплатила все долги по требованию ИФНС в полном объеме и счета разблокировали. Но через две недели начальник ИФНС №3 Алексей Сумин, зная об этом, вынес новое (!) постановление о взыскании налогов за счет имущества компании. И вновь руководство предприятия потратило две недели на жалобы и обращения, чтобы доказать свою «чистоту» перед бюджетом, своими работниками и бизнес-партнерами.

В апреле 2019 года независимое агентство MAGRAM Market Research провело исследования бизнес-настроений малого и среднего бизнеса. Выяснилось, что пятая часть всех российских предпринимателей сталкивается с ограничениями работы своих расчетных счетов. Две основные причины — поступление налоговых требований и блокировка счета из-за подозрений в отмывании. В 2018 году доля компаний, столкнувшихся с ограничениями работы своих расчетных счетов, увеличилась до 20% по сравнению с 16% в 2017 году. 

Ограничения работы расчетных счетов серьезно сказались на деятельности 43% респондентов, которые с ними столкнулись, тогда как в 2017 году серьезный эффект от этого отмечали лишь 28% таких МСБ. Ограничение работы счета приводит не только к невозможности выполнения текущих обязательств МСБ, но и к возможным опасениям контрагентов в отношении безопасности операций с такой компанией. 

На просьбы руководства бизнеса снять арест со счетов и обещание в ближайшие дни погасить задолженность после получения денег от заказчиков Алексей Сумин указывал на вышестоящую инстанцию, будто заблокировала работу предприятия ИФНС г. Челябинска. Мы стали разбираться и выяснили, что подписал документы на арест счетов компании именно А. Сумин. Челябинская ИФНС к этому отношения не имеет — она накладывает на предприятия ограничения на основе информации, которую получает от межрайонной ИФНС №3.

Что же товарищ Сумин? По признанию предпринимателей, которые имели несчастье с ним общаться, он любит с улыбкой повторять одну и ту же фразу: «А я все делаю по закону». И в этот момент, якобы, получает громадное удовольствие от безграничной власти, предоставленной ему государством.

Мы узнали об огромном количестве случаев, когда люди пытались избежать банкротства своих предприятий, а налоговики вынуждали их идти на эту процедуру. В Озёрске же, когда бизнес оплачивал долги по налогам, Сумин неоднократно гасил в первую очередь пени и штрафы по налогам и только во вторую очередь закрывал тело основного долга. Инспекции — хорошие показатели и красивая статистика. Юристы говорят о нарушении  в этом случае  ст. 285-286 Налогового кодекса России. Прокуратура должна будет проверить правомерность таких действий.

Занятно, что бегство резидентов из-под «надзора» Кыштымской ИФНС — это уже тенденция. За последние пару лет налоговую прописку сменило почти три десятка местных компаний, в результате чего и без того небогатые муниципальные бюджеты не досчитываются миллионов рублей. 

Озерск — закрытый город (ЗАТО) в Челябинской области. Население составляет 80 000 человек. С 2016 по 2019 годы в Озерском городском округе прекратили свою хозяйственную деятельность 1556 субъектов малого и среднего бизнеса или 31 процент от общего их количества. Таким образом, из 4498 малых и средних предприятий  выжили только 2942. По предварительной оценке, за 2019 год ликвидируется еще порядка 700 предприятий МСБ, на которых будет сокращено около 500 работников. 

Цифры банкротств и ликвидаций предприятий в юрисдикции ИФНС №3 ужасают своим масштабом. Знакомые с Суминым предприниматели говорят, что он  банкротит кампании  ради того, чтобы занять самый последний кабинет в коридоре Управления налоговой инспекции Челябинской области. После таких налоговых проверок остаётся только выжженное поле: люди без работы, тысячи семей без средств к существованию. Сумин работает в инспекции три года и, судя по картотеке Арбитражного суда, уже стал стахановцем в своем деле по выполнению и перевыполнению планов. Он сам признался, что делает все необходимое, чтобы получить нужную статистику для инспекции.

ИФНС №3 предпочитает не вступать в диалог с бизнесом. Инспекция действует каждый раз по отработанной схеме: сначала присылают требование об имеющейся задолженности, через неделю происходит арест имущества, а далее — иск о банкротстве. С 2017 по сентябрь 2019 года ИФНС поучаствовала в банкротстве 26 предприятий Озерского городского округа.

В налоговой относятся к налогоплательщикам как к последним людям. Если кто-то хочет прийти на прием к Сумину, то им отвечают: «Если нужно, мы вас вызовем». Одна женщина, у которой имеется задолженность, рассказала нам: «Мне нужно каждую неделю напоминать о себе, кланяться». Иначе ей угрожают арестом счета.

Горожане жалуются на график работы, молчащие телефоны ведомства и грубость сотрудников… «Ужасная инспекция, сотрудники работать не хотят, на вопросы не отвечают, грубят и хамят. Уведомлений не высылают, по телефону вообще не дозвониться. Непонятно, зачем мы им зарплату платим», — так отзываются об инспекции люди, которым — случилось же несчастье! — приходится  работать в ее юрисдикции. 

Люди, лично знающие А. Сумина, характеризуют его как карьериста. Способен ли он претворять в жизнь нечто большее, чем знакомые любому бизнесу угрозы «Разорю!» и «Не потерплю!»? Предприниматели уверены, что ради получения поощрения и повышения по службе он готов банкротить предприятия и тем самым лишать работы сотни людей и членов их семей.

И последнее. Пускай господин Сумин продолжает работать, повторяя слова о законности своих действий. Работает ли начальник ИФНС на благо закона и справедливости, обеспечивает ли он правопорядок? Сложный вопрос. Люди боятся обращаться с претензиями в надзорные органы, хотят остаться незамеченными, но огромное количество претензий продолжает расти. В результате растет недовольство действующей властью, появляются протестные настроения.  «Хватит кошмарить бизнес!», — как-то раз сказал  президент. Довольно чиновникам вырывать с корнем то древо, на котором им суждено сидеть. Ведь налоговая инспекция существует за счет налогов, которые уплачивают предприятия. И разорение бизнеса может обернуться для чиновников весьма плачевно.