Стеклянный коллапс в Новочеркасске?

Конкурсный управляющий стекольного завода в Новочеркасске вместо помощи предприятию пытается закрыть его в интересах одного из кредиторов. Сотни работников завода могут быть выброшены на улицу, их семьи лишатся средств к существованию, городу может грозить рост социального напряжения. Почему молчит губернатор Ростовской области Василий Голубев? Власть должна помнить уроки прошлого – «новочеркасский расстрел» в 1962 г и стараться работать на опережение. Люди ожидают, что в ситуацию вмешается полномочный представитель президента России в Южном федеральном округе Владимир Устинов.    

В настоящее время стекольный завод «Алекс Трейд» – один из лидеров отрасли, ключевое бюджетообразующее предприятие города Новочеркасск Ростовской области, находится в числе ключевых налогоплательщиков региона. Предприятие входит в тройку крупнейших стекольных заводов страны с потенциальной производительностью 1 миллиард 100 миллионов бутылок в год. Завод – крупный и надежный экспортер, которому зарубежные партнеры доверяют настолько, что работают по предоплате. Несмотря на нынешний экономический спад в стране, связанный с введением режима самоизоляции граждан в период пандемии, завод продолжает стабильно работать. Недоброжелатели, добивающиеся остановки завода, не отдают себе отчет, что это не только ухудшит экономическую и социальную ситуацию в Ростовской области, но и негативно повлияет на всю стекольную отрасль страны.    

В 2016 году «Актис» был признан банкротом. Причиной тому послужило то, что в своё время он выступил поручителем по кредитам компании «Эскорт», новое руководство которой не смогло обеспечить исполнения обязательств перед кредиторами и обанкротилась. После этого долговые обязательства легли на поручителя, то есть на «Актис». Однако стеклозавод и без того имел высокую долговую нагрузку: он взял кредиты на строительство цехов в Чешском экспортном банке и банке «Зенит». В итоге производитель стеклотары оказался должен банкам (в том числе и как поручитель) более 6 миллиардов рублей. Выплатить кредиторам всю сумму сразу было невозможно, поэтому Арбитражный суд Ростовской области в августе 2016 года признал «Актис» банкротом.

Основная функция конкурсного управляющего – прекращение деятельности предприятия, распродажа его имущества и выплата долгов по кредитам. Однако стекловаренное производство «Актиса» нельзя остановить без ущерба для оборудования – если выключить печи (на заводе их три), то запустить их вновь просто так не получится. Для этого потребуется очень дорогое сервисное обслуживание, которое, по разным оценкам, составляет от 10 до 15% активов всего завода. Остановка завода не выгодна ни кредиторам, ни работникам предприятия. А в случае прекращения производства Ростовская область лишится около 1-го миллиарда рублей ежегодных налогов. Завод производит востребованную продукцию, приносит доход в бюджет и обеспечивает высокооплачиваемой работой около тысячи человек. Очевидно, что закрывать предприятие нельзя, наоборот, нужно скорее спасать его. И таким спасителем стал первый конкурсный управляющий Андрей Горбатов.

Что же этот человек сделал для завода?

Выстроил отношения с арендатором завода

Остановки банкротящегося завода не хотел никто: ни большинство его кредиторов, ни его работники. Выход нашёлся – в 2016 году в «Актис» обратилась фирма «Алекс Трейд» с просьбой передать промышленный комплекс в аренду и получила на это согласие всего рабочего коллектива и менеджмента предприятия. За короткий срок «Алекс Трейд» в счет арендной платы погасил долги банкрота за энергоносители, часть долгов по налогам, а сам завод за счет поступающих арендных платежей погасил задолженность по заработной плате. Стекольщики стали получать стабильную «белую» зарплату, которая выше средней по области и регулярно индексируется. А бюджеты города,  области и федеральный начали пополняться за счёт налоговых отчислений компании «Алекс Трейд».

Сейчас «Алекс Трейд» является членом Ассоциации производителей стеклянной тары в Российской Федерации (АПСТ). По распоряжению губернатора Ростовской области компания включена в перечень системообразующих организаций области, а АПСТ рекомендовало Минпромторгу включить «Алекс Трейд» в список системообразующих предприятий России.

Однако по требованию основного кредитора в 2017 году «Актис» получил нового конкурсного управляющего – Алексея Ботвиньева. По непонятным причинам новый управляющий решил прекратить арендные отношения с ООО «Алекс Трейд». В соответствии с законом о банкротстве он имел на это полное право. «Алекс Трейд» не стал препятствовать этому решению, хотя намерение конкурсного управляющего лишить завод работы вызвало большие вопросы. В конце концов, чтобы не нарушить права кредиторов и не принести заводу ещё больших убытков, компания согласилась передать цеха и оборудование конкурсному управляющему в работающем состоянии при наличии обученных специалистов.

Почему у управляющего возникло такое требование – непонятно. Ведь на обычных производствах банкротство и продажа имущества – это простой процесс: остановили станки, обесточили оборудование, уволили работников – всё, предприятие готово к продаже и ликвидации. На стекольном заводе так сделать не получится: здесь горят стекловаренные печи, а это непрерывный цикл. Если остановить печь на стекольном производстве, то запустить ее заново – всё равно, что построить новую. Цена вопроса – сотни миллионов рублей плюс упущенная прибыль за время простоя. Чтобы стекловаренные печи не остывали, их необходимо обслуживать. Но откуда у управляющего возьмутся специалисты, способные работать на оборудовании, для обслуживания которого людей годами собирали по всей России и даже в Европе?

А господин Ботвиньев так и не приехал на завод, чтобы принять у сотрудников «Алекс Трейда» документы и оборудование, специалистов для приемки не направил, и другого арендатора не предложил. Вместо этого он направил в арбитражный суд иск о выселении арендатора из помещений и о возвращении арендованного оборудования. В итоге судебное разбирательство шло больше года. Наконец, в ноябре 2019 года арбитражный суд Ростовской области вынес решение об отказе в удовлетворении иска конкурсного управляющего, тем самым подтвердив право «Алекс Трейда» на аренду мощностей банкротящегося стекольного завода «Актис». Впрочем, Ботвиньев продолжает настаивать на прекращении аренды, пусть даже в ущерб кредиторам завода, в связи с чем он подал апелляционную жалобу, рассмотрение которой продолжается уже более полугода. Никаких других арендаторов он не предлагает, да их и нет: чтобы заниматься стекольным производством, нужны немалые ресурсы и знания. А если арендаторов нет, что будет с заводом, если «Алекс Трейд» уйдёт? Его остановят и распродадут.

Позаботился об оборудовании завода

В 2011 году «Актис» купил у «Эскорта» оборудование для стекольного производства на сумму 1,426 млрд рублей. Сторонами был заключен договор, и «Актис» перечислил «Эскорту» все деньги в полном объёме. Налоговая проверила сделку и не нашла никаких нарушений. Однако спустя несколько лет конкурсный управляющий «Эскорта» (как указано выше – это предприятие тоже обанкротилось) подал в суд заявление с требованием признать эту сделку недействительной. «Эскорт» решил вернуть себе оборудование, которое у него законно приобрел «Актис». И выиграл дело! В «Алекс Трейде» посчитали, что это произошло по вине конкурсного управляющего «Актиса» Алексея Ботвиньева. Ведь сделка прошла в 2011 году, все документы по сделке были в полном порядке, что подтвердили налоговые органы, за оборудование полностью рассчитались и вдруг… По всей видимости, конкурсный управляющий не предпринял всех возможных мер с целью доказательства правоты и чистоты совершенной сделки, не использовал всех доказательств реальности хозяйственной операции, не предпринял мер по привлечению к участию в деле лиц, имевших сведения о состоявшейся между сторонами сделке. И, как итог – причинение кредиторам убытков на сумму более 1 миллиарда рублей

Не забыл о работниках предприятия

В ходе конкурсного производства Ботвиньев неоднократно привлекался к административной ответственности за допущенные нарушения – получил предупреждение и штраф. В очередной раз управление Росреестра по Ростовской области решило привлечь Ботвиньева к административной ответственности совсем недавно. Росреестр обратился в арбитражный суд с заявлением о дисквалификации Ботвиньева А.В. на срок от 6 месяцев до 3 лет из-за неоднократных нарушений банкротного законодательства. Из-за эпидемии коронавируса дело пришлось отложить. Однако до Ботвиньева, похоже, дошло, что не все довольны его работой.

Конкурсный управляющий тоже решил загрузить судебные органы жалобами и заявлениями. Он подал заявление в арбитражный суд о привлечении к субсидиарной ответственности бывших работников «Актиса» – 14 человек и 1 компанию (ООО «Алекс Трейд»). Среди них – секретари, юристы, бухгалтеры и даже один нанятый в 2016 году адвокат. Каковы мотивы и основания для этого заявления – никто понять не может.

Кому на самом деле помог Ботвиньев?

Как мы уже писали выше, основная задача конкурсного управляющего – помочь предприятию преодолеть кризисную ситуацию и помочь ему расплатиться с долгами. Для этого он должен вникнуть во все дела компании, провести инвентаризацию, отменить сделки, которые посчитает незаконными. Этим в своей работе и должен был руководствоваться Ботвиньев. Однако некоторые его действия заставляют думать, что конкурсный управляющий действует исключительно в интересах одного кредитора.

Согласно закону о банкротстве, конкурсный управляющий обязан в течение года оспорить все сделки должника (в данном случае «Актиса»), которые посчитает сомнительными. Одной из таких сделок стал кредит на сумму более 600 млн рублей, который банк «Зенит» выдал «Актису» уже после возбуждения дела о банкротстве завода.

Интересно, что банк «Зенит» и до этого был крупнейшим кредитором предприятия, а после сделки долг «Актиса» перед банком составил больше 3,2 млрд рублей. Всего завод должен кредиторам 7,6 млрд рублей. Другие крупные кредиторы компании – Чешский экспортный банк (1,8 млрд рублей) и компания «СБК Уран» – преемник Сбербанка России (1,5 млрд рублей как поручитель).

Банк «Зенит» знал о финансовых проблемах завода, однако это не помешало ему наращивать его задолженность. На это и обратили внимание другие кредиторы, в числе которых и «Алекс Трейд». Однако Ботвиньев предпочел «не заметить» странную сделку с банком «Зенит». При этом другие, более мелкие контракты он в суде оспорил. Подобная «невнимательность» стоила ему привлечения к административной ответственности и предупреждения, а «Зенит» получил возможность практически полного контроля над «Актисом». Теперь, даже если Ботвиньева сменят на другого конкурсного управляющего,  у «Зенита» больше голосов и он сможет одобрить того, кого посчитает нужным.

Азар Мастиев, юрист-эксперт по банкротным делам: 

«Если Росреестр решил отстранить управляющего, значит, для этого он нашел все правовые основания. Теперь задача конкурсного управляющего доказать, что он здесь ни при чем. Судебные заседания по привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, очевидно, будут служить одним из способов для растягивания рассмотрения жалобы Росреестра». 

По словам управляющего партнера юридической компании «ЭНСО» Алексея Головченко,если действия конкурсного управляющего незаконны и противоречат интересам кредиторов, можно обжаловать их в судебном порядке в течении трех лет с момента их совершения, но обязательно до момента завершения конкурсного производства. “В том случае, если будет доказано, что в результате недобросовестных действий конкурсного управляющего кредиторам были причинены убытки, они впоследствии также могут быть взысканы с него, – сказал юрист. – Ст. 145 закона о банкротстве также предусмотрена возможность отстранения конкурсного управляющего в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением им своих обязанностей. Ходатайство об отстранении может инициировать собрание кредиторов либо лицо, участвующее в деле. Решение об отстранении принимается судом”.

Стекольщики в поисках выхода

Предприятие, на котором была запущена процедура банкротства, смогло в свое время сохранить производственный комплекс, передав его в аренду. Сейчас коллектив «Алекс Трейда» пытается убедить кредиторов не предпринимать необдуманных действий, чтобы сохранить одно из немногих современных предприятий города и сотни рабочих мест. Пока арендатору завода это удаётся. Однако стеклотарный завод по-прежнему находится на грани выживания.

Представители «Алекс Трейда» говорят, что выходом из ситуации могло бы стать мировое соглашение между кредиторами завода и его арендатором. Нет никаких причин, чтобы выселять «Алекс Трейд» с территории завода. К тому же арендатор завода предлагает прекрасные возможности успешно гасить долги банкрота, продолжая производственную деятельность. Однако силы, которые хотят уничтожить здоровый бизнес, прекрасно понимают, что выбрали для своего удара лучший момент. Совсем немногие компании, столкнувшиеся с банкротством, способны полноценно вернуться к жизни. Куда более вероятен другой исход – очередь кредиторов, распродажа имущества, ликвидация без шансов на восстановление бизнеса и бывшие работники в числе безработных.

С просьбой повлиять на сложившуюся ситуацию и помочь заводу установить мирные отношения с главным кредитором – банком «Зенит», «Алекс Трейд» неоднократно обращался в различные структуры государственной власти: в администрацию Ростовской области, в Госдуму и российское правительство, к федеральному уполномоченному по защите прав предпринимателей Борису Титову и омбудсмену Ростовской области Олегу Дерезе. Однако на письма и призывы помочь никто так и не отреагировал.

Управляющий партнер юридического бюро «Палюлин и партнеры» Антон Палюлин прокомментировал ситуацию, сложившуюся на заводе, и описал возможные выходы из неё:

“Конкурсный управляющий – это лицо, облеченное полномочиями большими, чем единоличный исполнительный орган или совет директоров предприятия. Именно конкурсный управляющий может не только управлять активами предприятия в период конкурсного производства, но и отменять ранее заключенные сделки через суд.

После того как в октябре 2019 года комитет кредиторов «Актис» собирался для рассмотрения отчета конкурсного управляющего, становится понятно, что финансового оздоровления через замещение активов и создание нового юрлица (предположительно это должно было быть АО «Новочеркасский стекольный завод» с 4,023 млрд рублей уставного капитала), не будет. Крупнейшие кредиторы оспорили решение своего же комитета кредиторов, требуя продолжать конкурсное производство.

Финансовое оздоровление – действительно редкий исход любого банкротства. И действия конкурсного управляющего становятся понятными, если понимать, как он зависит от кредиторов предприятия-банкрота. Каждый кредитор имеет количество голосов на собрании, пропорциональное доле включенных им в требований в общий реестр требований должника. Именно от крупнейших кредиторов зависит не только судьба предприятия, но и сама личность конкурсного управляющего, которого могут сместить в любой момент на собрании кредиторов большинством голосов и принудить исполнять волю большинства кредиторов, невзирая на интересы меньшинства.

От конкурсного управляющего также зависит процедура проведения торгов при продаже имущества предприятия-банкрота. Именно конкурсный управляющий может составить лоты так, что либо их сможет купить только крупный покупатель одним лотом с большой скидкой (с целью создания нового производственного комплекса), либо по частям, по цене, близкой к рыночной. И поскольку замещение активов «Актиса» через создание нового юрлица не произошло, то ясно, что крупнейшие кредиторы намерены поскорее распродать предприятие и получить свою долю, невзирая на то, что будет нанесен удар по целому сегменту промышленности, а многие семьи останутся без дохода”.

Мы следим за развитием событий.