Судопроизводство на коленке

Сможет ли председатель Тверского арбитражного суда Елена Романова обеспечить суду новоселье?

В одном из предыдущих номеров «Каравана» мы опубликовали статью «Две стороны адвоката Падвы» о резонансном деле, уже более двух лет рассматриваемом в Тверском арбитражном суде. Это дело А66-89/2018 о банкротстве застройщика тверского торгово-гостиничного комплекса «Интерьер-холл». Ситуация там развивается по классическому сценарию: чем дальше в лес, тем больше дров. Мы продолжаем следить за ее развитием и рассказывать о том, кто и каким образом ломает эти дрова и чем это чревато.

Итак, на очередных слушаниях в рамках дела А66-89/2018 в числе прочего рассматривалось заявление одного из кредиторов об отстранении конкурсного управляющего С.М. Малахова. По поводу ряда действий, а в других случаях – бездействия у заинтересованных сторон накопилось множество претензий. Интриги добавляло ожидаемое – онлайн или даже живое – участие в слушаниях самого Малахова, который, как мы уже писали, почтил своим присутствием от силы два-три судебных заседания из множества проведенных по этому делу, в остальных заседаниях от его имени участвовали юристы бюро «Падва и Эпштейн».

Увы, ознакомиться с позицией конкурсного управляющего из первых уст мне и на сей раз не удалось. Заседание проходило в кабинете судьи Ю.А. Медниковой, в котором, кроме рабочих столов судьи и ее помощника, помещается только пять стульев для участников слушаний, а участников на сей раз было гораздо больше. Ну да ладно, мое поколение закалено многочасовым стоянием во всяческих очередях, так что выстоять слушания на ногах не казалось невыполнимой миссией. Но моя попытка все же просочиться с редакционным заданием наперевес в кабинет судьи была решительно пресечена репликой помощницы судьи, что мест нет и что в кабинет допускаются только участники заседания. На вопрос, можно ли принести в кабинет дополнительный стульчик, последовал отказ, мол, его там и в принципе приткнуть некуда. Несколько участников процесса вызвались потесниться на своих местах. Но войти все равно не разрешили, так как в этом случае не будет соблюдена обязательная на период пандемии социальная дистанция, и даже возможности наблюдать процесс через открытую дверь кабинета не предоставили.

Рейтинг-стоматология

Ну ладно, великодушно допустим, что дело здесь действительно не в том, что присутствие представителя СМИ на этом процессе создавало отнюдь не только проблему соблюдения социальной дистанции, а лишь в удручающей тесноте помещений суда. Но во всех случаях имело место очевидное несоблюдение права любого гражданина присутствовать в качестве зрителя на не являющихся закрытыми судебных заседаниях. А также несоблюдение прав, гарантированных журналисту статьей 47 Закона РФ «О средствах массовой информации». Что ж, теперь у нас, помимо вопросов по делу об «Интерьер-холле», возникли вопросы по поводу организации судопроизводства в Арбитражном суде Тверской области.

Думается, аналогичные вопросы давно назрели и у участников судебных заседаний. Попробуйте-ка, сидя в кабинете судьи на нешироком офисном стуле и будучи зажатым между другими участниками процесса, сидящими справа и слева от вас, быстро найти в своем портфеле нужный документ, выдернуть его из кипы принесенных бумаг, развернуть, найти нужную страницу и т.д. Разложить документы, что-то записать в них можно только на коленках, и то с осторожностью, чтобы не уронить бумаги соседей. Но и такому «рабочему месту» здесь можно только радоваться, поскольку бывает и так, что на слушания собирается много участников и тогда кому-то из представителей сторон в суде приходится участвовать в заседании, стоя возле открытой двери кабинета судьи. Как оказалось, такая ситуация была в ноябре прошлого года, когда ряд кредиторов участвовали в заседании, стоя в коридоре. Таким образом, фактически нарушается право на судопроизводство, на выражение участниками процессов их позиций.

Почему же заседания проводятся в кабинетах судей? А потому что больше негде. С 1992 года Арбитражный суд размещается в здании правительства Тверской области, в корпусе с входом с улицы Рыбацкой. Точнее будет сказать, ютится там. Суд занимает всего два этажа. Сначала там было два больших зала для судебных заседаний, но несколько лет назад, опять же из-за тесноты, один зал пришлось разбить перегородками на несколько кабинетов для сотрудников учреждения.

Единственный оставшийся в арбитраже большой зал заседаний в период пандемии не оборудован необходимыми средствами связи. Почему? Вопрос – к председателю Тверского арбитражного суда Е.В. Романовой. Отсутствие необходимой оснащенности делает невозможным проведения в этом зале онлайн-слушаний, и это притом, что в связи с пандемией большинство судебных заседаний проводится при онлайн-участии ряда представителей заинтересованных сторон. Оборудовать в зале одно судейское рабочее место с необходимым оснащением не вариант, поскольку доступ к онлайн-заседаниям должен быть организован отдельно для каждого судьи и недопустимо сажать их всех за один компьютер. К слову, и с онлайн-заседаниями в кабинетах судей тоже не все гладко: случаются технические сбои с невозможностью подключить кого-то из участников, или же связь прерывается в ходе судебного заседания, или пропадает звук. Я и сама стала свидетелем того, как по техническим причинам было прервано онлайн-заседание у судьи Медниковой: другая судья, ведущая в это же время свой процесс, по его завершении отключила по ошибке не свою онлайн-трансляцию, а судьи Медниковой, она просто кликнула не на ту строчку в программе.

Как известно, все познается в сравнении. Сотрудникам юридических бюро, участвующим в судебных заседаниях, есть с чем сравнить условия, созданные для судопроизводства в Арбитражном суде Тверской области. Им приходится бывать по делам клиентов во многих регионах, работать там в зданиях арбитражных судов. Вывод по итогам таких поездок – однозначно не в пользу суда в Твери. Причем речь не идет о богатейших регионах-донорах: ни в какое сравнение суд в Твери не идет с настоящими дворцами правосудия, построенными в соседних областях, в городах поменьше Твери. Взять, к примеру, новое здание Арбитражного суда Псковской области, введенное в эксплуатацию в 2015 году. В здании 14 залов судебных заседаний, оборудованных видеокамерами и аудиозаписывающими устройствами. В трех залах установлено оборудование для видео-конференц-связи. Дворец правосудия оборудован пандусами и лифтом для инвалидов-колясочников. У входа в четырехэтажное здание есть кнопка вызова сотрудника – на случай, если посетитель с ограниченными возможностями нуждается в дополнительной помощи. В цоколе расположен архив суда. Это помещение оснащено надежной системой газового пожаротушения, защищающей от возможных возгораний. Как писал поэт, читайте, завидуйте! А лучше – сделайте у себя так же.

в этом здании должен располагаться Арбитражный суд Тверской области

И ведь реальные возможности для этого имеются. В марте 2019 года решением Тверской городской думы Арбитражному суду Тверской области передано здание бывшего Дома быта на улице Вагжанова. Здание просторное, удобное, с хорошим месторасположением и, конечно, требующее модернизации. Арендаторы уже давно освободили все его помещения, здание готово к реконструкции. Словом, бери и делай! Но никакие работы там не ведутся.

И снова обратимся к сравнению – на сей раз на местном, тверском уровне. Шесть лет назад Тверскому областному суду было выделено новое здание – бывшего универмага «Тверь». Председатель облсуда А.Ю. Карташов, продемонстрировав лучшие качества современного эффективного управленца, за год организовал разработку проектно-сметной документации на реконструкцию здания, а на следующий год было получено финансирование на строительно-отделочные работы. Сейчас здание практически готово к эксплуатации, областной суд готовится к новоселью.

новое здание Тверского областного суда

Человеческий фактор? Наверно. Сможет ли Е.В. Романова повторить успех своего коллеги и организовать реконструкцию бывшего Дома быта так, чтобы не стало бесконечным ожидание создания в Арбитражном суде Тверской области необходимых условий для работы судей и участников заседаний, для отправления правосудия? И чтобы журналисты и просто зрители, посещающие заседания, не сталкивались с нарушением своих прав? Ведь присутствие на открытых судебных заседаниях в качестве зрителей не участвующих в процессе людей, представителей общественности – общемировая практика. А в Арбитражном суде Тверской области рассматриваются в том числе значимые для города и области дела, вызывающие широкий общественный интерес. И дело А66-89/2018 о банкротстве застройщика тверского торгово-гостиничного комплекса «Интерьер-холл» – из их числа.

Но судя потому, что за год пандемии Елена Романова не смогла оборудовать единственный конференц-зал, вмещающий около двух десятков человек, под онлайн-заседания, масштабная реконструкция Дома быта на улице Вагжанова под новое здание арбитражного суда ей явно не по плечу. С этой задачей может справиться только личность иного масштаба, подобная личности председателя Тверского суда общей юрисдикции Александра Карташова и тех председателей судов соседних Псковской, Смоленской, Новгородской и других областей, которые справились со своими задачами первых руководителей и обеспечили для судопроизводства все необходимые условия.

Светлана Бакарджиева