Территория беззакония (Дело Подковырина – продолжение)

С начала 90-х годов прошлого столетия в нашу жизнь вошли новые термины «ваучерная приватизация», «залоговые аукционы»… Слово «рейдерство» из той же категории новообразований. Своим названием оно обязано творчеству Стивенсона, Сабатини и других авторов, поведавших нам о пиратах, отчаянных рейдерах синих морей. Однако в наши дни это слово носит иной, не менее зловещий смысл.

Прежде всего, надо сказать, что рейдерство – явление социально-экономическое, в сущности которого лежит незаконный захват собственности. Проблема незаконного захвата предприятий промышленности, малого и среднего бизнеса, объектов бытовых услуг и т.д. имеет самое прямое отношение и к организованной преступности и к «крышеванию» захватчиков со стороны чиновников и сотрудников правоохранительных ведомств, так называемых «оборотней в погонах».

Рассмотрим положение дел в России.

После того как рейдерство стало бизнесом, профессией и призванием прослойки людей, составивших специализированные команды, работающие как под конкретный заказ, так и под будущую перепродажу компаний платежеспособному клиенту с высочайшей рентабельностью, и при этом не гнушающиеся криминальных действий; после того как в 2002 – 2005 годах страну захлестнул вал рейдерских атак, и из Москвы и Санкт-Петербурга процесс начал распространяться в регионы – в 2006 – 2007 годах проблему озвучили на самом высоком уровне, открыто заговорили о связи рейдерства и коррупции, в т.ч. в налоговых, правоохранительных и судебных органах государственной власти.

Стали создаваться специальные антирейдерские органы в составе УВД субъектов Российской Федерации, межведомственные комиссии при региональных правительствах, призванные координировать деятельность для предотвращения недружественных захватов предприятий. В центре внимания оказалась и сфера корпоративных конфликтов как один из серьезных механизмов недружественных захватов.

В процессе установления ответственности и наказания рейдеров складывалась практика применения следующих статей УК РФ: 330 (самоуправство), 327 (подделка документов), 159, по которой действия рейдеров квалифицируются как хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием (мошенничество). Кстати, только путем мошенничества было похищено собственности и имущества на десятки, если не сотни миллиардов рублей.

Однако, пока противодействие рейдерству недостаточно эффективно.В законодательстве налицо существенные пробелы и уязвимые места, в то время как современные рейдеры и гринмейлеры действуют уже с серьезной оглядкой на УК РФ и используют труд высококвалифицированных и высокооплачиваемых юристов. Рейдерство мимикрирует, сам термин уже часто не отвечает тому историческому содержанию и смыслу, о котором мы говорили в начале. Рейдерство за эти годы стало плотью и кровью теневой экономики, захватывая не только бизнес интересы различных компаний, но и государственные структуры. А это уже вопрос национальной безопасности.

Существует точка зрения – которой мы также придерживаемся! – согласно которой рейдерство сегодня следует рассматривать как промышленный терроризм, и именно к промышленному терроризму оно должно быть приравнено.

Креативное рейдерство

Наше внимание привлек эпизод, наиболее наглядно демонстрирующий именно мимикрирующее рейдерство – захват чужого имущества путем недобросовестной аренды.

В «Новой газете», № 107 за 2013 год («Паленое дело»), была опубликована  история предпринимателя Владимира Подковырина из Подмосковья. Напомним: летом 2011 года на территории базы, принадлежащей ЗАО «Норма» Владимира Подковырина, — полностью выгорели цеха по деревообработке, арендованные ООО «А5» бизнесмена Арама Айрапетяна. Версию об умышленном преступлении дознаватели из УВД по Красногорскому району отмели сразу: в деле оказалось слишком много потерпевших (помимо Айрапетяна пострадало имущество прежде всего самого Подковырина).

Уголовное дело по «традиционной» в таких случаях ст. 168 УК РФ (уничтожение имущества по неосторожности) все-таки возбудили. Но установить виновное лицо не удалось. Дело сначала переквалифицировали на ст. 216 УК РФ (нарушение правил безопасности при ведении строительных работ), а потом прекратили за истечением сроков давности.

Арам Айрапетян, якобы потерявший все свое имущество в результате пожара, публично обвинил в случившемся владельца базы — Владимира Подковырина — и пошел в арбитражный суд с требованием о взыскании убытков на сумму 40 млн рублей, но успеха не добился. Параллельно было написано и заявление в СУ УВД по Красногорскому району Московской области, в котором Айрапетян сообщил уже о хищении у него оборудования на общую сумму 20 млн рублей. Получился, конечно, абсурд: с одной стороны, все имущество сгорело (что подтверждало и заключение пожарных), с другой — что часть была похищена после пожара.

Пострадавший арендатор сначала в суде, а затем в личном разговоре ПУБЛИЧНО уведомил оппонента: свое наказание тот получит.

После пожара комплекс полностью отремонтировали, а часть сгоревшего в огне лома металла, до поры лежавшего на базе, была вывезена, чтобы не захламлять территорию.Гражданское законодательство РФ позволяет владельцам предприятий вывозить чужой металлолом со своей территории и даже обращать его в свою пользу, но правоприменительная практика показывает: это может закончиться спором в суде.

В случае же с Подковыриным все завершилось куда печальнее: материалы для потенциального гражданского разбирательства перекочевали в УВД по Красногорскому району, где вскоре превратились в полноценное уголовное обвинение (сначала в краже — ст. 158 УК РФ, а впоследствии в грабеже — ст. 161 УК РФ).

Так куски железа, уже не представлявшие никакой ценности (по результатам пожарной экспертизы), стали предметом хищения, а их вывоз в неизвестном направлении — событием преступления. Это дело было возбуждено в июле 2012 года — спустя год после пожара. Реальная же работа началась в середине сентября, когда дело принял к производству старший следователь СУ УВД Красногорского района Денис Аблязов.

«Был бы человек — статья найдется»

Этот молодой майор, к психотипу и профессиональным навыкам которого мы еще вернемся, уже 27 сентября ходатайствовал перед городским судом Красногорска об избрании в отношении Подковырина меры пресечения в виде заключения под стражу. Так Подковырин оказался в СИЗО, откуда узнал о новом деле, возбужденном Аблязовым в ноябре, — по факту хищения электроэнергии у ОАО «Мосэнергосбыт» в период с 2009 года на сумму 22,9 млн рублей.В конце декабря, сразу после освобождения Подковырина под залог, в отношении бизнесмена было возбуждено очередное дело — по факту принуждения к даче ложных показаний (ст. 309 ч. 2 УК РФ) арендатора коммерческих площадей на базе Олега Кузьмина. Итого за 3 месяца — три уголовных дела, которые были объединены Аблязовым в одно производство. Понятно, что советский афоризм «Был бы человек — статья найдется» прекрасно работает в России, но все же: что может быть причиной такого прессинга в отношении Подковырина?

«СУШИТЕ СУХАРИ»

Как стало известно в ходе журналистского расследования, когда Подковырин попал «под каток» красногорского следствия, на него вышел Арам Айрапетян с предложением мирно урегулировать вопрос в обмен на часть активов подмосковного бизнесмена. А активы эти — база в Петрово-Дальнем, земельные участки в Истринском и Красногорском районах, а также квартира в Черногории — могут стоить больших денег.

Заключение в СИЗО четко расставило приоритеты в круге общения пожилого бизнесмена: часть людей просто перестала выходить на связь, некоторые и вовсе стали давать «обличающие» показания; с Подковыриным остались только самые близкие — супруга да несколько друзей. За что и пострадали — превратились в фигурантов уголовных дел, расследуемых Денисом Аблязовым. Когда истекли сроки предварительного следствия, стало понятно: полицейская машина, утюжившая все это время Подковырина и его семью, не была неуправляемой — сроки начало продлевать сначала руководство ГСУ ГУ МВД по Московской области, а затем и Следственного департамента МВД. О повышенном интересе руководства этих ведомств к делу неоднократно сообщал следователь Аблязов, причем — прямо во время следственных действий. Его наглой откровенностью и воспользовался обвиняемый Подковырин, став записывать все встречи со следователем на диктофон, а также адвокаты, фиксировавшие переговоры с Аблязовым и Арамом Айрапетяном.

Выдержки из полученных аудиозаписей с участием Аблязова  уже публиковались в СМИ: на них следователь непринужденно оскорбляет обвиняемого, предсказывает ему финансовое разорение и издевательски рассказывает о своих снах, в которых Подковырина сажают на 14 лет.

Фразы вроде: «Сушите сухари», «От вас всех тошнит» и «Жулик, вас осудят — попомните мое слово» — это традиционный набор слов следователя, периодически перемежающихся с цитированием статей УК и норм УПК. Несколько раз следователь откровенно объяснял столь странное поведение: мол, дело находится на контроле у начальника ГСУ Александра Воронина, а тот отчитывается наверх перед руководством Следственного департамента МВД.

Холодные головы, горячие сердца

Как там говорил товарищ Дзержинский об образцовых сотрудниках правоохранительных органов? Люди с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками? Будем реалистами – не в этом случае.

Вот цитата из постановления первого заместителя прокурора Красногорска Кунегина о возвращении дела Подковырина для проведения дополнительного следствия:

«Доказательствами <…> достоверно не установлена прямая причастность Подковырина к изъятию всего вменяемого ему перечня оборудования (станков. — Прим.) <…> Также достоверно не подтвержден доказательствами размер вменяемого ущерба <…>. По эпизоду о понуждении к даче ложных показаний свидетеля не проверено в полной мере алиби Подковырина о том, что во время преступления он находился в другом месте. Очные ставки между Подковыриным и свидетелями не произведены. Следователем не принято мер к установлению места нахождения Подковырина во время преступления путем использования детализации телефонных соединений <…>. По эпизоду о незаконном потреблении электроэнергии ЗАО «Норма» представленными доказательствами не установлен период, в течение которого происходило неучтенное потребление электроэнергии. В обвинительном заключении отсутствуют сведения о проведении надлежащего, с соблюдением УПК РФ осмотра оборудования на территории ЗАО «Норма» с участием соответствующего специалиста <…>. Достоверно не выяснено, когда и кем организована электрическая цепь, позволяющая потреблять электроэнергию, минуя приборы учета. Вывод следствия о том, что неучтенное потребление электроэнергии осуществлялось с 01.09.2009, основывается лишь на предположениях <…>. Достоверных и достаточных доказательств, а в связи с этим и размере ущерба от незаконного потребления электроэнергии, вмененного Подковырину, представлено не было».Но даже тогда – наивно верящий в торжество закона! –  Подковырин рассчитывал, что разобьет всю доказательную базу Дениса Аблязова в суде. Однако через несколько месяцев история преследования предпринимателя была дополнена новым эпизодом, с которым следствие вышло с ходатайством на арест Подковырина.

Вооружен и очень опасен?

14 января следователь Денис Аблязов вынес постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Владимира Подковырина по признакам уже знакомой нам ст. 309 УК РФ. По версии следствия, 6 января 2014 года Владимир Подковырин на территории собственной базы угрожал свидетелю Николаю Нестеркину, обещая сделать из него инвалида в случае, если он не откажется от своих показаний по делу о краже станков.

Аблязов, возбуждавший уголовное дело, в течение четырех часов произвел допрос потерпевшего, трех свидетелей и Подковырина, оформил задержание подозреваемого — и повел его в суд на избрание меры пресечения. Коллегам этого супер-следователя стоит у него поучиться: не каждый человек способен выполнить за один день работу, на которую спецподразделения МВД тратят недели, а порой и месяцы!

Это обвинение (как и аналогичное — по факту угроз свидетелю Кузьмину)было необходимо следствию для одной цели — заключить несговорчивого коммерсанта в изолятор, поскольку статья ст. 309 УК РФ является характеризующей личность. Дескать, как можно оставлять на свободе человека, который угрожает свидетелям по магистральному эпизоду первого дела — о «хищении» сгоревшего имущества Айрапетяна?

Одно не учел следователь: легенда нового уголовного дела получилась слегка корявой. Согласно материалам следствия, уголовное дело было возбуждено… без заявления о преступлении — в книгу учетов сообщений был внесен рапорт самого Дениса Аблязова, на основании которого он же возбудил дело и принял к своему производству. Более того, не был произведен дополнительный допрос потерпевшего. То есть следователь узнал об угрозах самостоятельно: то ли богатая фантазия, то ли хорошая интуиция…

Не менее любопытно посмотреть и на фигуру самого потерпевшего.

Николай Нестеркин — владелец ООО «Бизон», которое длительное время арендовало коммерческие площади у ЗАО «Норма» Владимира Подковырина. В суде, где адвокаты Подковырина настаивали на его невиновности, подозреваемый пояснил: после того, как между ним и Айрапетяном возник конфликт, повлекший уголовное преследование, владелец базы в Петрово-Дальнем принял решение не продлевать арендные соглашения с частью потерявших его доверие партнеров. Одним из них и был Нестеркин. Однако несмотря на решение владельца, Нестеркин на базе остался. Когда же Подковырин обратился в арбитраж с иском о принудительном освобождении незаконно занимаемых площадей, Нестеркин предъявил документы — два дополнительных соглашения, в соответствии с которыми аренда помещений продлялась на неограниченное время и на безвозмездной основе.

Подковырина насторожил не столько невыгодный для него характер операции (а усмотреть в бизнесмене филантропа с учетом личных отношений с этим партнером сложно), сколько сам вид документа: на месте его подписи стояло факсимиле, а рядом — печать ЗАО «Норма», изъятая следователем Аблязовым еще в сентябре прошлого года. Подковырин написал заявление в УВД ЦАО Москвы о факте подделки документов и фальсификации материалов арбитражного дела (ч. 2 ст. 327 УК РФ и ст. 303 УК РФ), в котором попросил проверить на причастность к преступлению Арама Айрапетяна, регулярно посещавшего заседания суда и выражавшего поддержку Нестеркину, а также Дениса Аблязова, в сейфе которого должна находиться изъятая печать.

Из прокуратуры ЦАО, куда поступили документы из УВД, пришел ответ, что «по заявлению ведется проверка». Как и еще одна проверка — куда более высокого уровня! – ГСУ Следственного комитета по Московской области изучает деятельность Аблязова и Айрапетяна на предмет наличия признаков состава преступления, предусмотренного ст. 286 (превышение должностных полномочий) и ст. 163 (вымогательство) УК РФ. Представитель СКР подтвердил, что постановление о принятии процессуального решения о возбуждении уголовного дела поступило из областной прокуратуры.

В результате Денис Аблязов якобы отстранен от дела Подковырина и понес дисциплинарное взыскание. Правда, не совсем понятно, за какие заслуги перед отечеством майор Денис Аблязов переведен из Подмосковья ( ПОСЛЕ взыскания по делу Подковырина!) в северо-западный округ г. Москвы и получил звание подполковника? Команда журналистов-расследователей, работающая по делам, связанными с рейдерскими захватами при покровительстве оборотней в погонах – надеется получить ответ на этот вопрос от министра внутренних дел Российской Федерации.

Источник

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*