Уголовное дело № 150838012 против уральского предпринимателя: зачем прокуратура поддерживает обвинение по «мутному» составу?

В скором времени в Екатеринбурге стартует беспрецедентный судебный процесс. Известного предпринимателя-девелопера обвиняют в странном для его уровня преступлении: он якобы совершал приготовление к краже чужого имущества. Журналисты редакции «Регионов России» попытались разобраться в произошедшем. Попробуем выяснить, как на практике сотрудники прокуратуры воспринимают недавнее требование Владимира Путина из послания Федеральному Собранию – «шире использовать инструменты контроля за качеством следствия», «активнее использовать» отказ от утверждения обвинительного заключения и от поддержки обвинения в суде…

20777150726_083102 (1)

Личная неприязнь – это не преступление

На днях прокурор Чкаловского района ЕкатеринбургаВладислав Московских утвердил обвинительное заключение по уголовному делу № 150838012 в отношении предпринимателя, почетного работника строительной отрасли, 64-летнего директора компании «Домострой» Владимира Ромаса. Обвиняемому бизнесмену вменяется необычный состав преступления: ч. 3 ст. 33 ч. 1 ст. 30 п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ. Если по сути, то следователь Шерстнева из отдела № 12 следственного управления УМВД Екатеринбурга обвинила Ромаса в приготовлении к краже чужого имущества «в особо крупном размере».

Владимир Ромас уже ознакомился с материалами уголовного дела и сам предоставил их журналистам, в том числе, в редакцию «Регионов России». Предприниматель просит провести независимый «общественный аудит» материалов расследования, чтобы «все могли удостовериться в зыбкости и надуманности обвинений».

Что стоит за замысловатой позицией силовиков против бизнесмена? Весной и летом 2015 года знакомый РомасаАлександр Стрижак, недавно вышедший из колонии по условно-досрочному освобождению, разговорил предпринимателя на болезненную для того тему. Они обсуждали Георгия Осипова – приемного сына Владимира Ромаса. Еще несколько лет назад Ромас настолько доверял Осипову, что оформил на него нотариальную доверенность на управление компанией «Домострой». А потом приемный сын поступил, мягко говоря, непорядочно, разбазарил активы доверчивого отчима, причинив ущерб на сотни миллионов рублей. Эти обстоятельства изложены в многочисленных заявлениях Ромаса в правоохранительные органы, в которых он требует привлечь Осипова к уголовной ответственности за экономические преступления (проверочные материалы заведены в УМВД Екатеринбурга и областном главке полиции).

Словом, повод для гнева на Осипова у Ромаса был железный. Тут и подвернулся недавно вышедший из колонии Стрижак. Задушевные беседы с Ромасом, провокация на тему непорядочности когда-то любимого приемного сына Гоши, подстрекательство к справедливому возмездию… Стрижак убеждает Ромаса: «Надо туда Георгия [Осипова]… Я варианты рассматриваю, и че, оставлять так будешь что ли? Раз через полицию не катит. Варианты есть…».

Как известно, среди близких людей в подобных ситуациях от любви до ненависти – один шаг. Но ненависть – не преступление, за ненависть человека нельзя отправлять на скамью подсудимых. А хочется… По крайней мере, такой расклад в отношении Ромаса был бы очень выгоден Георгию Осипову – и жалобы в полицию от отчима прекратятся, и за выведенные из его бизнеса активы можно не отвечать?

Если вывести человека на доверительную беседу и знать его переживания, то добиться нужных высказываний, сделанных в сердцах, сгоряча, в общем-то, несложно. Кто из нас не проклинал своих врагов и обидчиков? В этом можно лишний раз убедиться, прочитав расшифровки разговоров Стрижака и Ромаса, имеющиеся в материалах уголовного дела № 150838012. Как выяснилось впоследствии, Стрижак записывал диалоги на диктофон.

Каковы мотивы недавно вышедшего из колонии, социально неустроенного Стрижака? В июне 2015 года от него на телефон родного сына Владимира Ромаса, Александра, поступает СМС-сообщение: «Саша! Папа не виновен! НО! Если!!! Выяснится!!! Я умоляю! Наверное загружу папочку. Зря он не хочет со мной на связь выходить…» (орфография и пунктуация сохранены. – Прим. «Регионы России»). Факт получения смс зафиксирован в полиции, в материале КУСП-13748 от 19 июня 2015 года. После такого послания надо быть круглым идиотом, чтобы не понять, что его автор пытается тебя шантажировать.

На сегодняшний день более чем очевидно, что разыгранная против Ромаса комбинация очень выгодна «потерпевшему» Георгию Осипову. Ведь он якобы чуть не стал жертвой посягательства, мог лишиться аж 50 млн рублей (сумма, правда, взята с потолка, из пустых разговоров, но зато прекрасно вписывается в «особо крупный размер» – для утяжеления инкриминируемого состава преступления).

Тем более странно, что следователь Шерстнева категорически, без объяснения причин отказалась истребовать детализации телефонных соединений Стрижака и «потерпевшего» Осипова, которые могли бы прояснить их отношения до так называемого «оперативного эксперимента». Более того, Шерстнева отказалась назначить хотя бы компьютерно-техническую экспертизу того самого диктофона. Честь мундира важнее установления истины? Ведь если выяснится, что «актер» Стрижак имел заказ и был в сговоре с будущим «потерпевшим», а обвиняемый предприниматель Ромас – жертва неудавшегося шантажа и банальной подставы, то уголовное дело «посыплется»…

В чем надуманность уголовного дела № 150838012

Большинство свидетелей – сотрудники полиции. Их позиция предельно понятна. В профессиональном и должностном отношении сотрудник правоохранительных органов, скажем так, не заинтересован в том, чтобы любое уголовное дело, к возбуждению или расследованию которого он имеет отношение, прекращалось бы по реабилитирующим основаниям. Например, из-за отсутствия состава преступления, даже если этот факт ясен, как Божий день… Ведь тогда возникнет вопрос: чем это вы, уважаемые служители правопорядка, занимались все это время? Имитировали борьбу с преступностью? Или, как метко выразился президент Владимир Путин, «попрессовали, обобрали и отпустили» очередного фигуранта-предпринимателя? Такие вопросы людям в погонах ох как не нравятся!

Тем временем независимый анализ материалов предварительного следствия показывает, что единственный очевидный факт во всем уголовном деле – это личная неприязнь к Осипову, которую Ромас никогда не отрицал. Но это, еще раз повторим, не уголовно наказуемое деяние, как бы кому-то ни хотелось. Даже мать потерпевшего Осипова (вряд ли она будет оговаривать сына) признает, что Ромас не собирался расправляться с ним, не намеревался завладеть его имуществом (том 2 в уголовном деле, листы 186–188). «Это все фантазии Осипова, чтобы избежать ответственности за хищение имущества и денег ЗАО «Домострой», – констатируется в документах.

У экспертов, ознакомившихся с материалами уголовного дела, возникает мнение, что Владимир Ромас попросту был спровоцирован к «нужным» негативным высказываниям о «потерпевшем», и записи подобных высказываний предъявляются как главное доказательство «преступления».

Детектор лжи и заключение лингвиста

Более того, 28 августа 2015 года обвиняемый бизнесмен добросовестно прошел психофизиологическое исследование (с использованием полиграфа). Процедура длилась почти четыре часа. Согласно заключению специалиста-полиграфолога, Ромас не имел преступного умысла, в роли организатора или подстрекателя какого-либо преступления не выступал. Более того, действительно «просил Стрижака оставить все разговоры о краже у Осипова, тем самым пытаясь предотвратить возможную кражу…».

В ноябре проведено лингвистическое исследование фонограмм записей, которые следствие использует как якобы доказательство вины Ромаса. Вывод специалиста-лингвистаОксаны Корлыхановой с 12-летнем стажем экспертной работы: да, Ромас в разговорах о приемном сыне Гоше (Осипове) стремится «выпустить пар», добиться сочувствия от собеседника – Стрижака, признания своей точки зрения; но признаков инструктирования на проникновение в дом Осипова в словах Ромаса нет!

Как будет выглядеть прокуратура

В сложившейся ситуации абсолютно неясно, зачем отвлекать силы и средства правоохранительных и судебных органов на столь сомнительное уголовное дело. Или за всеми действиями стоит какой-то другой интерес, не связанный с официальными целями правосудия?

Так или иначе, у прокурора Чкаловского района Владислава Московских совсем недавно была возможность применить пункт 2 части 1 статьи 221 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Эта норма закона дает право прокурору не утверждать обвинительное заключение и вернуть уголовное дело следователю со своими указаниями. Однако райпрокуратура поступила по инерции, и очередная «уголовка» почти «на автомате» загоняется в суд. Маховик запущен на следующий цикл. Что ж, самое время вспомнить недавнее заявление Владимира Путина: гособвинителям «надо активнее использовать отказ от поддержки обвинения в суде». Хватит ли мужества и ответственности поступить с уголовным делом Ромаса не по привычке, а по совести?

Корреспонденты «Регионов России» будут внимательно следить за движением уголовного дела в Чкаловском районном суде Екатеринбурга.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*