В Курской области посадили руководителя УК

Два года длились расследование и судебные разбирательства по «громкому делу» управляющей компании города Железногорска Курской области. Несмотря на многочисленные нарушения в ходе предварительного расследования и в судебном процессе, руководителю одной из крупнейших управляющих компаний Курской области Сергею Матюхину судья Сошников назначил наказание в виде лишения свободы на срок пять лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере одного миллиона рублей.

С ноября 2009 г. Матюхин являлся генеральным директором ООО «Жилищник», а с 2010 г. предприятие начало заниматься управлением многоквартирными домами. В течение нескольких месяцев в управление компании перешло большинство многоквартирных домов города.

sm_users_img-119358

Де-юре главными учредителями ООО «Жилищник» были Давыдов В.Н. и ООО «ЖРСК», которым в совокупности принадлежало 80% долей в уставном капитале Общества (Давыдову – 45% долей, ООО «ЖРСК» – 35% долей). Остальные 20% в уставном капитале Общества принадлежали МУП «Горкомэнерго».

Де-факто же общество принадлежало железногорскому предпринимателю Петрову Геннадию Николаевичу, чьим доверенным лицом был Давыдов В.Н., и которому (Петрову) было подконтрольно также и ООО «ЖРСК» и другие предприятия города.

Не занимая каких-либо постов в ООО «Жилищник», Петров как его фактический хозяин определял стратегию и тактику хозяйственной деятельности Общества, контролировал его финансы и кадры.

imgrubrs

На эту роль Петрова указывали в своих показаниях обвиняемый Матюхин, на время расследования подозреваемый. Об этом же говорили в суде и во время расследования свидетели: учредитель Давыдов (кстати его близкий друг), сотрудники компании Тарасова, Малеев, Дубинина, бывший сотрудник Ажмякова, и предприниматель Горяинов, «главный» свидетель по делу.

Учитывая то обстоятельство, что в 2009 году управление многоквартирными домами было новым видом бизнеса, все же конкуренция существовала. Петров, ради стимуляции привлечения бо́льшего количества собственников многоквартирных домов в свою компанию, принял решение во дворах домов, которые переходят в УК «Жилищник», установить детские игровые комплексы. Для этого он договорился со своим другом, руководителем ООО «ЦММ», ныне покойным Пахомовым, что тот для него изготовит и установит в указанных Петровым дворах игровые комплексы. Надо сказать, что в ЦММ в то время дела шли не так хорошо (был кризис в России), и Петров заплатил за комплексы наличными, так сказать, из своего кармана. Позднее он рассчитывал вернуть денежные средства из своего же предприятия ООО «Жилищник». Что он, собственно, и сделал. Для этого Петров указал своему подконтрольному предпринимателю Горяинову заключить договор на изготовление и установку игровых комплексов с ему же подконтрольным ООО «Жилищник», как неоднократно во время расследования и судебного следствия указывали обвиняемый Матюхин и сам Горяинов.

24316073_3

По договору подряда Горяинову были перечислены денежные средства, которые он возвращал Петрову, за исключением налога, который уплачивал как ИП.

Далее, Петров решает заказать в ООО «ЦММ» еще ряд комплексов для установки их во время предвыборной кампании в депутаты Железногорской городской Думы, рассчитывая протолкнуть туда своего брата Александра Петрова. Так как вместо Петрова с местной властью договорился на выборы в депутаты другой, не менее известный железногорский предприниматель Н., то было принято решение данные комплексы «попридержать» до лучших времен. Об этом знал и руководитель «Жилищника» Матюхин. Он был в курсе, что в ООО «ЦММ» хранятся два комплекса, которым может распоряжаться «Жилищник» и за которые были перечислены ИП Горяинову денежные средства по другому договору. Но, пока распоряжения от Петрова не поступало, комплексы были в запасе. Впрочем, на момент судебного разбирательства они были установлены, акты установки были в суд предоставлены. Более того, на стадии судебного разбирательства самим опером ОБЭП Пенюшкиным, по рапорту которого было возбуждено уголовное дело, было проведено «оперативное мероприятие» (через два года после возбуждения дела, на стадии судебного разбирательства!) с целью выявления комплексов, установленных по второму договору. Фотографии комплексов с подачи Пенюшкина прокуратурой были предоставлены и приобщены к делу. (По первому договору фотографии как установки комплексов, так и стадии установки, а также показания свидетелей были предоставлены и приобщены к делу стороной защиты).

Всего договоров по установке детских игровых комплексов было два. Но сторона обвинения почему-то соединила их в одно дело. Несмотря на ходатайство защитника, суд не стал их разъединять, хотя договора были совершенно независимы друг от друга, и даже заключены в разные периоды.

1302_1

Петров также решал вопросы с «крышами» в правоохранительных органах и в иных инстанциях, несмотря на то, что ничего противозаконного в компании не совершалось.

Но, «крыша» есть «крыша», платят все, и Петров платил.

Но!.. В июле 2012 года собственник предприятия Петров умер, он болел давно, лечился в Германии. Но никому – ни Матюхину, ни своему брату, ни сыну, – не сообщил, кому и сколько «платить». В то же время в области сменилось руководство МВД по Курской области, которое, кстати, впоследствии было уволено президентом РФ за несоответствие (о чем неоднократно писали и показывали СМИ: «Что касается Виктора Потапова, то он также был «удостоен» неполного служебного соответствия после проверки из МВД РФ в декабре прошлого года. К начальнику Курского УВД у проверяющих оказалось очень много вопросов, и не на все у Потапова нашлись ответы. Несколько его бывших подчиненных сейчас находятся под следствием».). А так как платежи со стороны ООО «Жилищник» прекратились, начались «наезды» на руководителя предприятия, с требованием оплатить «мзду» за спокойную работу. Ввиду того, что на тот момент не определился «новый» фактический собственник (за такую роль боролись брат и сын умершего), и руководитель вообще понятия не имел, кому Петров и за что платил, да и, зная об уголовной ответственности, Матюхин отказался платить всем «ходокам», ему пригрозили, что будут проблемы. Причем изначально «ходоки» от разных инстанций обещали, что решат их, если тот заплатит им. Некоторые предлагали взамен сдать кого-нибудь из власть имущих, таких как глава города и иже с ним, для решения вопроса. Так сказать, для галочки в работе правоохранительных органов. Какая разница, за чью «посадку» получить очередную звездочку? Некоторые просто предлагали оплатить «крышу». Но после отказа проблемы действительно начались.

Не понятно до сих пор, с чьей подачи, но оперуполномоченный ОБЭП Пенюшкин подал рапорт на возбуждение уголовного дела по отношению Матюхина в сфере его деятельности. Были многочисленные обыски в его квартире, в квартирах его заместителей, на предприятии. Причем была изъята вся компьютерная техника, в том числе процессоры, планшеты, сканеры и принтеры не только с предприятия, но и с квартир сотрудников, в том числе и из личного пользования членов семей. Были изъяты также и все документы предприятия, причем без перечня. Были проверены все счета, как Матюхина и членов его семьи, так и сотрудников. Но, через год, когда ничего криминального не нашли, компьютерная техника, пришедшая в негодность, была возвращена.

Невзирая на то, что в ходе расследования были многочисленные нарушения, прокуратура со второго раза, но приняла уголовное дело.

Нарушения начались еще на стадии расследования. Несмотря на то, что, согласно п. 1 статьи 152 УПК РФ, предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, ходатайство защитника расследовать дело по месту нахождения как подозреваемого, так и всех свидетелей, и «потерпевшего», следователь Родионова отвергла и пояснила, что и Железногорск, и Курск находятся в Курской области. Хотя, если придерживаться такой логики, то Железногорск Красноярского края, так же как и Железногорск Курской области, находится в России. Так почему же не расследовать дело в другом Железногорске? Россия же!

Все свидетели, допрошенные в ходе судебных заседаний, показывали, что фактическим собственником предприятия был Петров Геннадий Николаевич и он сам решал, какие сделки и с кем совершать, контролировал весь процесс, так сказать. В частности, главный свидетель следствия и обвинения Горяинов сообщил, что во время следствия он неоднократно сообщал о Петрове, но так как его (Петрова) на тот момент не было в живых, следователь Родионова отговаривала упоминать Петрова. «Мне говорили, что человек все равно умер, зачем упоминать? Спрашивали: «Вы хорошо к нему относитесь?». Я отвечал, что я к нему хорошо отношусь. Меня убеждали, что раз я к нему хорошо относился, то и не надо его упоминать». В силу своей не очень высокой образованности, Горяинов согласился с «соображениями» следователя и подписывал все, что ему давали. Также Горяинов в суде заявил, что на сделку согласился только из-за Петрова, так как их связывала многолетняя дружба, и с другими лицами он бы «на это не пошел».

720_1

То, что во время следствия протоколы не всегда составлялись со слов свидетелей, а с подачи следователя, подтверждали и другие свидетели. Один из них заявил, что следователь умеет направить так, чтобы свидетели «говорили» то, что необходимо следователю. В частности, по датам, обстоятельствам и т. д. Уголовно-процессуальный закон запрещает задавать свидетелю наводящие вопросы, действия же самого следователя при допросе свидетеля не должны содержать никаких элементов принуждения, но, тем не менее, свидетели показали, что следователь «направлял их во время дачи показаний, напоминая им даты и обстоятельства».

Также искажались вопросы сторон и ответы свидетелей в протоколах судебных заседаний, несмотря на то, что суд был предупрежден, что судебные заседания записываются на диктофон. Так сказать, неудобные вопросы защитника и ответы некоторых свидетелей, которые подтверждали, что Петров был фактическим собственником предприятия и факт установки игровых комплексов, опускались. Так, например, свидетель Ажмякова рассказала, как ее назначал на должность начальника ПТО Петров, что она сама лично со своими сотрудниками контролировала установку игровых комплексов. Также судом прерывались разговоры в момент, когда они могли лишний раз доказать невиновность подсудимого. Видимо, суду это было неинтересно.

Были игнорированы и положения УПК РФ в части оснований для возбуждения дела. Согласно п. 3 статьи 20 УПК РФ уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя. Один из учредителей Давыдов, у которого 45% доли в уставном капитале (самый большой из всех учредителей), еще в ходе расследования подавал заявление о прекращении уголовного дела в отношении Матюхина. На судебном заседании Давыдов заявил: «Мы, учредители, неоднократно проводили собрания после того, как было заведено это дело. Мы считаем, что ущерба нет, потому что произведены игровые комплексы, они установлены, за них выплачены определенные деньги тому, кто их изготовил».

В одном из самых первых судебных заседаний по ходатайству защитника была изменена потерпевшая сторона. Продолжением судебных разбирательств были нарушены также и конституционные права подсудимого.

В соответствии с законом «Об обществах с ограниченной ответственностью», даже если руководитель действует неразумно или превышает свои полномочия, но впоследствии его действия одобрены учредителями, то считается, что он действовал в соответствии с действующим законодательством и своими должностными инструкциями. Протокол учредителей, который подтверждает, что действия генерального директора по приобретению игровых комплексов совершены правильно и одобрены учредителями, в суд были представлены. Но судья Сошников игнорировал и этот факт, хотя защитник неоднократно настаивал на возврате дела на дорасследование именно ввиду нарушений в ходе расследования и выбора не того потерпевшего.

Но… Нарушения продолжались и в ходе судебного расследования. В самом приговоре нет размера ущерба, ни в денежном, ни в каком-либо другом эквиваленте, с привязкой к потерпевшим. Потерпевшими были привлечены предприятие по ходатайству стороны защиты и учредитель со стороны обвинения. Странно, но только один учредитель оказался потерпевшим, а как же два остальных?

Суд, конечно, «учел обстоятельства, смягчающие наказание», что подсудимый ранее судим не был, к административной ответственности не привлекался, занимался благотворительной деятельностью, имеет на иждивении малолетнего ребенка, наличие престарелой матери, инвалида 2-й группы, но…! Приговорил Матюхина и назначил наказание в виде лишения свободы на срок пять лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере одного миллиона рублей. На настоящий момент осужденный подал жалобу в местный суд на нарушения в составлении протоколов ввиду их несоответствия с аудиозаписями, а также в апелляционный суд, хотя надежд на то, что что-то изменится, никаких нет. Практика показывает, что апелляционный суд Курской области практически никогда не меняет решения местного суда. Единственная надежда на высший суд. Но перед этим пройдет много времени.

Руководителя управляющей компании обвинили в хищении 2,5 миллиона рублей, несмотря на то, что игровые комплексы во дворах домов г. Железногорска стоят, дети и родители радуются, никто из других организаций города, в том числе и администрация, на их установку не претендует, о чем были представлены соответствующие справки.

Видимо, в Железногорске Курской области игровые комплексы растут, как грибы. Хотя, чему удивляться, чернобыльская зона же, все может быть!

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*