Весталки «Третьего Рима»

Во всех важных делах, начиная от управления государством и заканчивая выпечкой блинов, важно – кто конкретно ими занимается. Россия – страна особенно персоноцентричная. «Кадры решают всё» – это не только цитата из Иосифа Виссарионовича Сталина, но и действительно наше всеобщее мнение.

И правило, определявшее государственную политику во времена как предшествовавшие, так и опередившие автора цитаты. Распространяется оно не только на государственные институты, но и на публичную политику: готовясь голосовать на парламентских выборах, мы сами чаще интересуемся не программами и даже не мнением той или иной партии об экономике и «социалке», а фигурами её лидеров.

И в России лидеры эти чаще всего – мужчины. Это не просто исторически сложившееся явление. Россия – страна с более чем развитыми монархическими традициями. Персона царя или великого князя в прошлом – это не просто персона «самого главного начальника». Царь, во-первых, проходил таинство миропомазания – символизировавшего сопричастность Божественной власти. Во-вторых, он венчался на царство. Венец, корона, с одной стороны – символ тернового венца Спасителя, означавшего ответственность и тяжесть служения главы государства. Но с другой – царь фактически венчался с народом как жених венчается с невестой: также, как жених клянется быть опорой невесте «и в радости, и в горести», так же и царь приносил клятву заботиться о народе и защищать от внешних врагов.

Абсолютная монархия и самодержавие уже в прошлом. Да и не всегда расписанная выше максима четко соблюдалась: XVIII век подарил нам эпоху «женского правления». Началась эта эпоха не очень успешно, правлениями Екатерины I и Анны Иоанновны, отмеченными фаворитизмом. Но самую большую часть этого периода составили блестящие царствования Елизаветы Петровны, основавшей Московский Университет и победившей в Семилетней войне, и, конечно же, Екатерины II, присоединившей Крым к Российской Империи и реформировавшей систему государственного управления. Павел I положил конец этой эпохе своим законом о престолонаследии, требовавшем передачи престола по наследству только по мужской линии. И, несмотря на то, что монархия в 1917 году была упразднена, на посту высшего руководителя государства ни в советскую эпоху, ни в постсоветской России женщин не было. И едва ли эта традиция прервется в обозримом будущем.

Вместе с тем, женщины активно присутствуют в российской политике. И речь идет не просто о представительстве (кстати, женщин в России больше примерно на 10 миллионов). Женщина, по складу характера – «хранительница очага», стремится поддерживать порядок и красоту, менее склонна к авантюризму и необдуманным поступкам. И в этой связи можно вспомнить ещё один исторический прецедент.

В древнем Риме существовал институт весталок – служительниц богини Весты, отвечавшей в древнеримской мифологии за домашний очаг, сохранение семьи и справедливость – основу государственного права. Они охраняли «главный очаг государства» – символический вечный огонь. Кроме того, помимо службы своей богине, они охраняли святыни государства. Весталки обладали высочайшим авторитетом и вытекавшими из него огромными полномочиями – их сопровождали ликторы (эта честь полагалась только консулам, диктаторам и императорам), они имели право помиловать осужденного судом на казнь (он тотчас же отпускался), гарантировали сохранность доверенного им имущества. В обмен на привилегии они посвящались в тяжелое служение – в частности, они были обязаны все время службы, в течение 30 лет, хранить девственность. Возглавляла группу весталок великая весталка (Vestalis Maxima), а находились они под покровительством Великого Понтифика – в императорском Риме эта должность принадлежала главе государства. По сути, институт весталок был символом авторитета и справедливости римской государственной власти.

Едва ли в преимущественно православном Третьем Риме уместно возрождать языческий институт Рима первого. Тем более, с обетом безбрачия. Однако этот исторический пример может оказаться неожиданно актуальным для нашего времени. И в России мы видим женщин, обладающих и высоким статусом, и высоким авторитетом – как профессиональным, так и личным. И они уже, без всяких ритуалов, но по факту своей службы выполняют в Российском государстве важную, а в ряде случаев – незаменимую функцию.

Например, Валентина Ивановна Матвиенко, бесспорная глава нашего воображаемого круга третьеримских «весталок» – третье лицо государства по Конституции (после президента и премьера), глава высшего законодательного органа РФ, значительно повысившая его реальный вес в государстве. Валентина Ивановна никогда не избегала публичности, но в Совете Федерации она стала – и по статусу, и вследствие политического опыта – одним из главных ньюсмейкеров государства. Но эта публичность является и в некотором роде испытанием – политологи постоянно прочат Валентине Матвиенко то или иное «продолжение карьеры».

Нельзя не упомянуть в этом круге даму значительно менее публичную, но исключительно влиятельную, Ларису Игоревну Брычеву. Лариса Брычева – бессменный руководитель Государственно-правового управления Президента РФ ещё с 1999 года, ценимая Владимиром Путиным за профессионализм. Именно Государственно-правовое управление готовит указы президента и следит за качеством законопроектов, выходящих от имени президента и правительства. Лариса Брычева недавно вошла в состав согласительной комиссии Администрации президента, которая будет призвана улучшить отношения бизнеса и правоохранительных органов, а также минимизировать несправедливость при правоприменении.

Лариса Брычева – одна из «хранителей традиций» в российском законотворчестве. Вместе с тем, особенности профессии и занятий делают её в значительной степени «неполитической», хотя и очень важной для нормальной работы государства, фигурой.

Важную роль в Российском государстве выполняет и Татьяна Голикова – глава Счетной Палаты. Российский экономист, в прошлом – заместитель министра финансов, министр здравоохранения и помощник Президента РФ. По слухам, Татьяна Голикова обладает феноменальной памятью и мощными аналитическими способностями: наизусть помнит Бюджет РФ, почти все значения его доходных и расходных «строк». Действительно, после её вступления на должность в сентябре 2013 года резко активизировалась борьба с нецелевым расходованием бюджетных средств. Следует отметить, что восприятие Татьяны Голиковой в обществе и в политической системе после вступления её в должность главы счетной палаты значительно улучшилось. Ранее парламентская оппозиция подвергала критике (хотя и достаточно умеренной) её деятельность на посту министра здравоохранения. Теперь же, работа по выявлению казнокрадства и коррупции приковывает повышенное внимание бывших критиков и реализует общественный запрос на «очищение» власти.

За сохранность российских государственных золотовалютных резервов и устойчивость экономики отвечает Эльвира Набиуллина, глава Центрального банка РФ. Эта должность – почти «расстрельная» в период падения цен на нефть и финансовых санкций. Многие российские экономисты критикуют жесткую кредитно-денежную политику руководства ЦБ, призывая к денежной эмиссии и смягчению требований к уровню инфляции. Также – и это вполне понятно – многие недовольны деятельностью Эльвиры Набиуллиной по ликвидации «проблемных» банков. Здесь ЦБ вступает в противоречие не только с частью банковского сообщества, но и с влиятельными криминальными кланами, занимающимися нелегальными финансовыми операциями. Тем не менее, Владимир Путин твердо доверяет её позиции и демонстрирует ей свою поддержку.

Российский кабинет министров остается пока самым «мужским» органом власти. Дамам оставили самые сложные в нынешней ситуации, но в то же время самые важные для жизнеобеспечения направления –  координацию социального блока и здравоохранение. Вице-премьер Ольга Голодец и министр здравоохранения Вероника Скворцова в условиях сложной экономической ситуации и сокращения расходов бюджета не имеют возможности собирать высокие рейтинги общественной поддержки. Тем не менее, ситуация в «социалке», несмотря на неблагоприятный экономический фон, пока сохраняется относительно стабильной. Но в будущем «социальному блоку» предстоит столкнуться с непопулярными решениями – прежде всего, в пенсионной сфере. Замедление индексации пенсий в условиях кризиса и некоторого замедления демографического роста, вызванного «волновой» динамикой поколений – лишь первый шаг.

Значимую роль в российской политике играет и Элла Памфилова, занимающая должность уполномоченного по правам человека при Президенте РФ с марта 2014 года. Недавно Элла Памфилова была выдвинута в числе «президентской» пятерки членов ЦИК. В связи с отсутствием нынешнего руководителя ЦИК Владимира Чурова в числе выдвинутых кандидатур членов ЦИК, Элла Памфилова рассматривается как наиболее вероятный следующий руководитель Центризбиркома. Если эти предположения окажутся верными, именно ей предстоит руководить процессом подсчета голосов на осенних выборах в Государственную Думу.

Следует отметить, что Элла Памфилова имеет очень давний опыт участия в политике и общественной деятельности. Она была министром социальной защиты с 1991 по 1994 год, Депутатом Государственной Думы I и II созывов. С именем Эллы Памфиловой связан важный прецедент – в 2000 годах она стала первой женщиной-кандидатом на пост главы Российского государства. Элла Памфилова – профессиональный правозащитник. Она занималась расследованиями нарушений прав человека на Северном Кавказе в начале 2000-х, с 2002 по 2010 годы возглавляла Комиссию (с 2004 преобразованную в Совет) по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. В 2010 году она покинула пост председателя совета из-за несогласия с рядом законотворческих инициатив Госдумы, однако в 2014 году она была выдвинута на нынешний пост – вместо Владимира Лукина, полномочия которого в 2014 году заканчивались.

Наш воображаемый круг «весталок» не законсервирован – в нем происходит и статусный рост, и пополнение. В составе Государственной Думе немало депутатов – представительниц прекрасного пола, сумевших добиться высокого статуса в политической системе. Среди них – Ирина Яровая, глава Комитета ГД по безопасности, соавтор, пожалуй, самых «громких» – важных и в то же время весьма неоднозначно воспринятых в обществе думских законопроектов. Ольга Баталина – глава комитета ГД по труду, заместитель секретаря Генсовета «Единой России» и одна из главных публичных персон «партии власти». Елена Мизулина – борец за нравственность и семейные ценности, не раз оказывавшаяся в центре внимание как российских, так и мировых СМИ в связи со своими законодательными и общественными инициативами.

Есть пополнение круга «весталок» и в губернаторском корпусе: в феврале этого года Владимир Путин назначил Наталью Жданову исполняющей обязанности губернатора Забайкальского края, после того, как на фоне информации об очень плохих показателях реализации программы переселения из ветхих домов ушел бывший губернатор края Константин Ильковский. Наталья Жданова родилась и проработала всю жизнь в регионе, пройдя все ступени карьеры от школьного учителя до председателя регионального законодательного собрания. Многие наблюдатели восприняли это назначение не просто как смену губернатора, но и как начало «обкатки» на высоком посту нового политика, потенциально перспективного и на федеральном уровне.

Конечно же, «весталки Третьего Рима» – это умозрительная модель. В постсоветской России оказались малорезультативными попытки создать специальную «женскую» политическую силу. Так, лидер существовавшей в 90-е годы и ныне прекратившей свое существование партии «Женщины России» Екатерина Лахова – теперь сенатор от Брянской области и член «Единой России». Да, женские общественные организации в России имеются и даже довольно влиятельны. Например, сеть организаций солдатских матерей, ведущих общественный контроль в Вооруженных силах РФ. Однако, это все-таки не политическая власть.

В России, как и в большинстве современных великих держав «имперского» типа, политическое влияние женщин в большинстве случаев обеспечивалось не специальными общественными организациями, организованными по гендерному признаку, а за счет фактора личности. Такие известные женщины, как кандидат в президенты и бывший госсекретарь США Хиллари Клинтон, или канцлер Германии Ангела Меркель – безотносительно оценке их деятельности, строили свою политическую карьеру за счет собственных усилий и собственной активности. То же, как мы видим, относится и ко всем участницам нашего круга «весталок».

Но нельзя исключать, что пути влиятельных женщин могут пересекаться, а их усилия – объединяться на политически важных направлениях. Кроме того, появление женщины на ответственном государственном посту в современной России – это всегда знаковое событие, символизирующее обновление государственной системы и внедрение новых управленческих подходов. Немаловажно и то, что высокопоставленная женщина в России – просто в силу женской психологии – вольно или невольно гораздо больше демонстрирует уникальность своей личности, чем коллеги сильного пола, и за счет этого выигрывает в харизме.

Однако, в конечном счете, влияние женщин – и в политике, и в жизни – существует само по себе. Оно было, есть и будет всегда, пока существует человеческий род. А без своей прекрасной половины он существовать и не может.

Никита Бабкин

Генеральный директор Бюро Стратегические Коммуникации

Член Комитета РАСО по политтехнологиям

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*