Зять в законе

Александр Винокуров и Сергей Чемезов готовят создают фармацевтическую компанию «федерального масштаба». Стоит ли готовиться к подорожанию лекарств?

 «Сумма» слагаемых успеха

В России большие деньги приносят государственные заказы, а еще лучше –статус монопольного производителя и поставщика лекарств и препаратов. Вот почему участники фармацевтического рынка с большим опасением оценивают информацию о слиянии активов инвестиционной компании Marathon Group Александра Винокурова и госкорпорации «Ростехнологии» Сергея Чемезова.

Речь идет об объединении производителей лекарств, принадлежащих субхолдингу MarathonGroup – Marathon Pharma, и дочерней фирмы «Ростеха» в лице «Национальной иммунобиологической компании» («Нацимбио»). В случае Винокурова речь идет о семейной фирме «Генфа» и других компаниях из состава Marathon Pharma, которые предприниматель присоединил к своей бизнес-империи за время работы инвестбанкиром.

В принципе, обе корпорации сотрудничают не первый день – «Нацимбио» давно закупает лекарства на заводах Винокурова и монопольно поставляет в силовые структуры вроде ФСИН – но объединение даст возможности выйти на новый уровень.

Александр Винокуров начинал свою профессиональную биографию в 2003 году с должности стажера в банке Morgan Stanley (США), затем трудился вице-президентом инвестиционного фонда TPG Capital (США). Но налицо вывод, что настоящий взлет Александра Винокурова начался после его женитьбы на Екатерине Лавровой – дочери главы МИД Сергея Лаврова.

Влиятельный родственник, способный решить насущные вопросы хоть с главой Следственного комитета, хоть с самим президентом, тоже может считаться бизнес-активом. Например, крупные финансово-промышленные группы часто трудоустраивают родственников высокопоставленных чиновников в надежде, что «папа» или «дядя» обеспечит «крышу» на самом верху.

Действительно, после женитьбы карьера Винокурова устремилась резко вверх. В 2011 молодой специалист получает должность первого вице-президента, уже в 2012 становится президентом группы «Сумма» Зиявудина Магомедова. А в 2014 году по приглашению совладельцев «Альфа групп» Михаила Фридмана и Германа Хана возглавляет инвестиционное подразделение «Альфа группы» – компанию А1.

Монополизация и консолидация

Инвестиционный бизнес во всем мире, а в России особенно, связан недружественными слияниями и поглощениями (в просторечии часто зовут рейдерством). Занимаясь сделками по покупке / поглощению различных компаний в интересах Магомедова, Фридмана и других работодателей, с какого-то момента Александр Винокуров начал использовать свои профессиональные навыки и связи, чтобы создать свою бизнес-империю.

Выбор пал на рынок лекарств и лекарственных препаратов, ведь Семен Винокуров, отец предпринимателя, добился там определенных успехов. Винокуров-старший долгие годы был руководителем «Первого аптечного склада», принадлежащего правительству Москвы, затем возглавлял ГУП «Столичные аптеки», объединившее столичную сеть в виде 274 аптек и аптечных пунктов. В 2000-е Винокуровы вместе с Сергеем Жуковским приобрели фармацевтическую компанию «Генфа», занимающуюся созданием инновационных лекарств и дженериков для онкологии, пульмонологии и других направлений медицины.

Но амбиции по созданию бизнес-империи быстро уперлись в потолок из-за нехватки производственных мощностей и поддержки в высшем эшелоне власти. Задачу по консолидации фармацевтических заводов и дистрибьюторских сетей Винокуров стал решать так, как умел – с помощью слияний и поглощений. Вот почему СМИ постоянно упоминали его имя в контексте всевозможных корпоративных конфликтов. В декабре 2015 года, еще работая в А1, Винокурову после смерти предыдущего владельца Игоря Рудинского удалось стать основным акционером крупнейшей компании «СИА Интернешнл», специализирующейся на дистрибьюции фармпрепаратов. Но Фридману с Ханом компания не досталась, Винокуров сам сконцентрировал 100 % акций «СИА Интернешнл» чья выручка по итогам 2014 года составила 98,5 млрд. рублей. Кстати, планируется, что один из крупнейших российских дистрибьюторов «СИА Групп» войдет в состав новой объединенной компании «Ростеха» и Marathon Group.

В период работы Винокурова в А1, СМИ активно обсуждали ситуацию, как структура создала угрозу недружественного поглощения для крупнейшего производителя мяса индейки ООО «Евродон» Вадима Ванеева. Затем имя зятя Лаврова звучало в ходе корпоративного конфликта вокруг крупнейшего российского онлайн-продавца автозапчастей Exist.ru, провалившейся попытки захвата Интернет-ритейлера «Юлмарт», а также споре за контроль над ГК «Синелаб» (прокат осветительной и операторской техники) на стороне наследников покойного Дмитрия Буравлева.

Интересы федерального масштаба

Параллельно шла работа по консолидации (назовем это так) предприятий фармацевтической отрасли. После «СИА Интернешнл» последовала попытка «консолидации» за счет сети аптек «Фармакор», а также иск в 43,6 млн. к ООО «Статус Фарм» (сеть аптек «Сердечко»). А в середине 2016 года имя Винокурова постоянно звучало в истории с разбирательством вокруг аптеки «36,6», принадлежащей концерну «Россиум» Романа Авдеева, владельца Московского кредитного банка.

Быть постоянным фигурантом споров вокруг бизнес-активов и не попасть в поле зрения Следственного комитета и ГПУ, нужны хорошие контакты среди политической элиты. А убедить Сергея Чемезова, что совместный бизнес с молодым бизнесменом имеет хоть какие-то перспективы, по силам только очень влиятельной фигуре. Если, конечно, такой влиятельный человек близко к сердцу принимает интересы молодого коммерсанта.

И тогда случаются чудеса! Например, хотя «Генфа» и закончила 2014 год с чистым убытком в размере 208,7 миллиона рублей, в конце сентября того же года компания Винокуровых подписала с «Ростехом» меморандум о создании совместного предприятия. Новые партнеры Винокуров и Чемезов не скрывают, что объединяют активы «для «создания производителя и поставщика лекарств федерального масштаба». Налицо системный подход, ведь новая компания объединит заводы по производству лекарств, аптечные сети и монопольное право на поставки для нужд государственных органов. Вот почему игроки фармацевтического рынка России в полный голос говорят о монополизации. Что касается простых россиян, то лучше сразу готовиться к подорожанию, поскольку рост цен на лекарства – это самое первое последствие установления монополии.

Понятно, что для любого другого коммерсанта агрессивное отношение к чужому бизнесу в стиле «лихих 90-х» быстро закончилось бы тесным общением с правоохранительными органами. В лучшем случае. Но, как видим, не для Винокурова, к которому до сих пор не прозвучало никаких вопросов ни со стороны Следственного комитета, ни со стороны Федеральной антимонопольной службы.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*